• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: отблески этерны (список заголовков)
23:27 

Отравление . Эпилог

Мой Эдем пахнет дымом ментоловых сигарет, И звучит J-Rock-ом в стареньком телефоне.

Особняк Алва.
Кардинал Талига Сильвестр, отчаявшись дождаться появления Ворона в своей резиденции, приехал к герцогу сам.
Сильвестр поднимается по лестнице. Дверь кабинета Рокэ распахнута настежь, слышен струнный перебор гитары.
Музыка смолкает. Кардинал заходит в кабинет.
РОКЭ
(переливая вино из бутылки в кувшин)
Я вижу, кардинал желает знать,
Что за игру затеял Первый маршал,
И почему наш старый кансилльер
Вкушает жизнь в достатке и покое?
Я сам немного раздосадован, не скрою.
Увы, эр Август пуле предпочел бокал вина,
А что хотите вы испить до дна?
«Кровь» или «Слезы?»
Шадди, может быть?
СИЛЬВЕСТР
Я буду шадди.
РОКЭ
Прикажу сейчас сварить.
(звонит в колокольчик, вызывая слугу)
Прошу, садитесь, Ваше Высокопреосвященство.
Сильвестр садится к столу.
Входит слуга.
(Сильвестру)
Вам с кардамоном, с чесноком иль с перцем?
СИЛЬВЕСТР
Благодарю, вас, Рокэ.
Все же я не шад,
Простому шадди был бы очень рад.
РОКЭ
(слуге)
Лопе, свари шадди.
Лопе кланяется, уходит.
Рокэ зажигает свечи, кардинал наблюдает за Вороном.
СИЛЬВЕСТР
Признаюсь, Рокэ, я намедни откупиться
Решил без спросу вашей головой
Вы вправе на меня сейчас сердиться.
РОКЭ
(смакуя вино)
Пока не буду.
С кем же расплатиться мне предстоит, по-вашему, собой?
СИЛЬВЕСТР
(улыбнувшись)
Всего лишь с голодом.
Сказали мне, беда с Фомой.
С Альмейдой вам придется
сорваться в Фельп и выиграть там войну.
РОКЭ
Опять Бордон?
Что ж дожам все неймется?
Видать, не любят дожи тишину.
СИЛЬВЕСТР
И не они одни.
Еще Гайифу
втянули в предприятие свое
И Фельп блокировать собрались лихо
И по́рты Ургота
Точнее все
Решили одним махом заграбастать.
РОКЭ
(присвистнув, залпом допивая вино)
Такими аппетитами похвастать
Не может даже приснопамятный наш ызарг,
И все ж финал совсем еще не близок.
Альмейда к осени до места доберется
И то лишь к середине.
Коль придется войскам, хоть через две недели выступать,
До осени Фоме придется ждать.
Я ставлю Моро против Иорама
Фома тянул, пока не разыгралась драма.
СИЛЬВЕСТР
Жермон Тизо, теперь же, граф Ариго
С восторгом согласился б на пари.
Не склонен право, я решать все мигом,
Но хлеб нам нужен, что ни говори.
РОКЭ
( подливая вина из кувшина)
Что ж хорошо.
СИЛЬВЕСТР
Что «хорошо?»
РОКЭ
Хлеб будет.
Что кроме хлеба нам Фома дает?
СИЛЬВЕСТР
Оплатит все военные издержки,
Расходы все он на себя берет.
А в случае победы он заплатит два миллиона золотом.
РОКЭ
Как плохо идут, однако, у него дела,
Раз он готов платить такую сумму,
За то, чтоб армия Талига навела
Порядок должный на его земле.
Входит слуга с подносом, на котором стоит кувшин с шадди и стакан с водой и уходит.
(Сильвестру)
Ваш шадди.
СИЛЬВЕСТР
(вдыхая аромат шадди)
Оставим же Фому.
Позвольте мне, вам выразить большую благодарность.
Слуга ваш, герцог, право же кудесник,
Будь я поэтом, я сложил бы песню
Об этом шадди.
РОКЭ
В моем народе много от нар-шадов.
СИЛЬВЕСТР
(улыбнувшись)
Однако сами пьете вы вино.
РОКЭ
(смеясь)
Кому-то шадди лишь для счастья надо,
А я вот к «крови» воспылал давно сильнейшей страстью.
И пока не надоело
Мне «кровь Дурную» ежечасно пить.
СИЛЬВЕСТР
( с укором)
Я никогда не беспокоил вас без дела,
Так почему решили вы не приходить ко мне намедни?
РОКЭ
(поставив бокал на ручку кресла)
Я не захотел.
Не скрою, никаких насущных дел я не придумал,
Просто был не в настроенье.
СИЛЬВЕСТР
(раздраженно)
Быть может, вовсе, герцог, я не гений.
Однако, Алва, я не идиот,
И ваше поведение сомнений мне не оставило.
Я знаю вас уже не первый год.
С цепи три раза вы уже срывались,
А после вы вот так же напивались.
Я полагаю, есть на то причины,
Иначе не застал бы я картины,
Где Первый маршал в окружении вина
Себе поставил целью допьяна
Сегодня ночью прямо и напиться.
РОКЭ
С чего, по-вашему, я вдруг решил забыться?
СИЛЬВЕСТР
Оруженосец ваш повинен в этом.
(отшвырнув ногой пустую бутылку)
РОКЭ
Как любопытно, и с чего вы взяли это?
СИЛЬВЕСТР
Все началось с подложного письма,
И всполошился юноша весьма,
Помчавшись к вам тотчас же во дворец…
РОКЭ
А кстати, где поддельный тот гонец?
Его вы не поймали?
СИЛЬВЕСТР
Нет, увы.
Сумел же, ызарг, замести следы.
Он понял, что ему несдобровать,
Коль вы письмо решите прочитать по полученье сразу.
(наливая еще одну порцию шадди)
Сей же час, Ганс Корш умчался прочь, оставив нас.
Однако, как я понял, милый мальчик
Свидетелем скабрезной сцены стал?
РОКЭ
(улыбаясь)
Шпион ваш, кардинал, большой обманщик,
Скабрезной сцену я бы не назвал, поскольку были все почти одеты.
СИЛЬВЕСТР
(наставительно)
Не соглашусь, я Рокэ, с вами в этом.
Однако же, я вас предупреждал.
РОКЭ
(поднимая бокал за здоровье кардинала)
И много раз. Да только наплевал
Бесцеремонно я на все предупрежденья.
СИЛЬВЕСТР
Об этом у меня сложилось мненье.
Поправьте, Рокэ если ошибаюсь,
И я в неправоте своей покаюсь.
Ваш юный Окделл любит Катарину.
И вдруг, такую увидал картину!
РОКЭ
Позволю я заметить, он не мой,
Всего лишь Окделла я взял к себе домой
На службу.
СИЛЬВЕСТР
( пропустив колкость Рокэ мимо ушей)
Что ж мальчику поделать было нужно?
Убить себя или прикончить вас.
РОКЭ
Ваш очень занимательный рассказ
Сейчас пера достоин Дидлериха.
Но наша жизнь - отменная шутиха,
И юноша утешился тотчас в постели распрекрасной баронессы.
СИЛЬВЕСТР
Вы мне сказали, Алва, как-то раз,
Что к Окделлу питают интересы
Весьма нездравые
какие – то злодеи,
И хоть они ничуть не преуспели
В своем желанье мальчика убить,
Мой интерес они сумели пробудить.
РОКЭ
Ничуть не удивлен исходом я таким.
СИЛЬВЕСТР
Мои прознатчики шпионили за ним.
Капуйль-Гизайлей он оставил поздно,
Вернулся сразу после к вам домой,
С утра в одной таверне придорожной на берегу Данара
Молодой
оруженосец ваш встречался с Приддом,
Затем в Святой Октавии аббатство направил стопы юные свои
Около часа мой прознатчик дожидался
Его.
А после как сказали мне мои
Шпионы,
целых три часа он просидел
На берегу известного Данара
На воду постоянно он смотрел, вздыхая томно…
РОКЭ
( смеясь)
Могу себе представить, что за кара
Постигла вашего соглядатая,
Сидел он скромно - чтя и ожидая.
СИЛЬВЕСТР
Что ж, смейтесь Рокэ, ведь веселье вам к лицу.
Однако мой доклад идет к концу.
Спустя два дня пришел он к кансилльеру,
И просидел там больше трех часов.
Решив, наверно, что пора знать меру,
Он бросил графу на прощанье пару слов.
По городу оруженосец ваш бродил,
Довольно долго и мои соглядатаи
Уже порядком выбились из сил,
И еле – еле на ногах стояли.
Хвала Создателю, на кромке у фонтана,
Сей милый мальчик просидел аж три часа.
Сошел он, будто со страниц романа: вздыхал, мечтал, смотрел во все глаза
На всех прохожих, и чему – то улыбался.
Потом он с места, наконец, сорвался,
Вернувшись в восемь вечера в ваш дом,
Что было после – неизвестно мне о том.
РОКЭ
(усмехнувшись)
Ах, сколько тайны!
Дидерих бы оценил.
СИЛЬВЕСТР
Не сомневаюсь.
Рокэ, кто вас потащил
В тот вечер к Фердинанду?
Ведь всегда
Вас на веревке приводил туда
Я лично.
РОКЭ
И должен вам сказать, у вас отлично это получалось.
СИЛЬВЕСТР
Благодарю.
Мне также странным показалось,
Что по дороге прихватили вы Валме́,
С которым раньше не встречались вы нигде,
И уж тем более, нигде не воевали.
РОКЭ
Вдвоем у Марианны мы бывали.
СИЛЬВЕСТР
(примирительно)
Пусть так.
Вот только Ма́нрик тут причем?
Его вы не выносите.
РОКЭ
С трудом.
СИЛЬВЕСТР
Поговорим о Ма́нриках потом.
РОКЭ
Быть может, шадди принести еще?
СИЛЬВЕСТР
Нет, все же думаю, на этом – все.
Но я бы от вина не отказался.
(Алва спокойно встает, наливает бокал вина из открытой бутылки, протягивает бокал кардиналу, и вдребезги разбивает бутылку о каминную решетку).
СИЛЬВЕСТР
Однако, Рокэ, я порядком задержался.
Обсудим остальное мы потом.
РОКЭ
Я в состоянии еще ворочать языком,
А потому я вам отвечу, говорите.
СИЛЬВЕСТР
Что ж, хорошо, коль вы того хотите.
Вы во дворце на ссору набивались.
Не знаю я, случайно ль вам попались
брат королевы и наш бывший комендант…
РОКЭ
Я в поединках право, не педант.
И о противниках не думал никогда,
Не скрою, рад, что эти господа
С готовностью пошли на поединок.
Мне нужно было четверо поминок.
Иль восьмеро…
( с досадой)
Карьярра, я забыл.
СИЛЬВЕСТР
Я продолжаю, коль у вас не стало сил на то, чтоб мыслить связно.
РОКЭ
(шало улыбаясь)
Порою рассудительность заразна.
Однажды поумнев,
Наверняка валять не сможешь больше дурака.
СИЛЬВЕСТР
И, тем не менее, сказали секунданты,
Что убиенных вами дуэлянтов
Так удивило ваше появленье,
Что пробудило злые подозренья.
РОКЭ
Марсель сказал так?
Я Валме́ с собой возьму.
СИЛЬВЕСТР
Оставим Ургот.
Завтра про войну.
Вы часто убиваете, при этом
вам кровь совсем не кружит головы.
РОКЭ
( поднимая бокал, словно собираясь произнести тост)
Неправда все, отвечу я на это.
Еще как кружит, знали б только вы!
СИЛЬВЕСТР
(строго)
Я вижу не устали вы смеяться,
А мне серьезный нужен разговор.
С чего вдруг, маршал, вздумали поизмываться
вы над врагами?
Ведь такого до сих пор
вы обхождения себе не позволяли?
РОКЭ
( ослепительно улыбаясь)
Вы злитесь.
СИЛЬВЕСТР
Право, Алва, я не злюсь.
РОКЭ
Ну вот, опять вы по фамилии назвали,
Нет, точно злитесь вы.
СИЛЬВЕСТР
Что ж, будь, по-вашему,
Когда бы вы нормально отвечали…
РОКЭ
Все потому, что очень раздражали
Меня покойные.
За что и поплатились.
СИЛЬВЕСТР
А как же ваша наглость?
Ведь добились вы этой ссоры сами, как я знаю.
РОКЭ
Не лаю я.
И даже не кусаю,
А глотку рву - легко и без помех.
СИЛЬВЕСТР
( в сторону)
Красиво сказано,
Но ложь есть тяжкий грех.
(Рокэ)
После дуэли к кансилльеру вы пошли,
Вы пятого врага себе нашли,
И там его вино заставив пить
Так напугали, что он думал отравить
Его при всех тотчас же вы решили,
А уезжая, Моро вы в такой галоп пустили,
Что чуть прохожего вы не убили…
РОКЭ
(усмехнувшись)
И вашего прознатчика?
СИЛЬВЕСТР
О нет!
Шпион мой долго не уйдет еще в Рассвет.
Поскольку молод он и осторожен.
Вот дальше, право, я не знаю
Что же
Вы делали,
И с кем вы говорили.
А Август с Леопольдом обсудили
Проблемы нашего налогообложенья
РОКЭ
(неестественно громким голосом)
Да, кстати, если спросите мое вы мненье,
Не дело это – драть четыре шкуры
С провинций, коль в столице мы живем.
Нам поскромнее жить бы научиться…
СИЛЬВЕСТР
Теперь налоги ждут.
Мы тоже ждем.
РОКЭ
Коль будет нужно, Кэналлоа платит
Долги, что на счету у Эпинэ́.
СИЛЬВЕСТР
( в сторону)
За Эпинэ - не за Надор!
(Рокэ)
Однако, хватит.
Тессорий – он не знает о войне,
А вы не знаете, что Штанцлер скрылся.
РОКЭ
( поигрывая в руках бокалом)
Какая прелесть!
Штанцлер что же, испарился?
СИЛЬВЕСТР
Все материально - Ма́нрик ход нашел.
Как оказалось, по нему ушел
Наш старый кансилльер сегодня утром,
А королева ни при чем… как будто.
Она молилась в фабиановом приделе,
А кансилльер тогда же был в капелле.
Она могла о ходе том не знать,
А может, помогла ему сбежать.
Решив над вами учинить расправу,
Они подбили Окделла отраву
Вам всыпать в ваше клятое вино,
Свершиться планам было их не суждено.
Вот почему, так Штанцлер испугался.
Кольцо у вас увидев, он решил,
Что мальчик иль признался, иль попался.
Сам кансилльер признаться не спешил
В своих намереньях.
А потому он выпил,
А после рвотный камень проглотил…
РОКЭ
И сделал это абсолютно зря – хорошее вино не стал бы портить ядом я.
СИЛЬВЕСТР
Вино предпочитаете вы пить.
РОКЭ
Предпочитаю.
Это все, что вы хотели мне сообщить?
СИЛЬВЕСТР
Поговорить хочу с оруженосцем вашим.
РОКЭ
Не все желанья выполнимы ваши.
СИЛЬВЕСТР
Так он не здесь?
РОКЭ
(воздев оче горе)
Увы и ах!
СИЛЬВЕСТР
А где?
РОКЭ
( берет из корзины новую бутылку вина, ногой отшвырнув прочь пустую)
Игрушка сломана.
Теперь она без надобности мне.
Я столько времени прикармливал волчонка,
Чтобы однажды смог он укусить.
СИЛЬВЕСТР
Я никогда не понимал, зачем мальчонку
К себе вы взяли.
И зачем вы отпустить его решили.
И все же где он?
РОКЭ
(наливая очередной бокал вина)
Не знаю, право.
Мне не доложили.
Во всем порядок строгий должен быть,
И Окделл там, где должен находиться.
Так Килеану как – то я сказал,
А может, и не так, мог я оговориться.
СИЛЬВЕСТР
Вы заигрались, Рокэ!
РОКЭ
Мне было скучно, дорогой мой кардинал.
От скуки помогают лишь игра или желания.
Желаний не имею, а потому,
Играю, как умею.
СИЛЬВЕСТР
Со смертью вы играете.
РОКЭ
Играть на жизнь свою, имею право.
Лишь жизнь мою поставлю я на кон.
СИЛЬВЕСТР
Когда бы ваша жизнь была лишь вашей,
Я б не вмешался, хоть вы мне и симпатичны.
РОКЭ
Я нужен вам, чтобы собой пугать Бордон.
Благодарю, что вы так прозаичны,
И дружбой вы не стали прикрываться…
СИЛЬВЕСТР
Я вашей откровенности бояться
Уж право, Алва, сильно начинаю.
РОКЭ
(выгнув бровь)
Серьезно?
Что ж, простите, что пугаю.
СИЛЬВЕСТР
Вы все же, правы,
Ваш военный гений мне нужен,
чтоб гайифцев устрашить,
Не будь вы так полезны,
Без сомнений, я сам нашел бы способ вас убить.
Скажите, Рокэ, только откровенно,
Вот если б Штанцлер отказался пить,
Что делать вы намеревались?
РОКЭ
То, что и обещал я – застрелить его я собирался.
СИЛЬВЕСТР
Однако, скрылся он, и потому в живых остался.
Его вы из-за Окделла щадили?
РОКЭ
Как вы бы из меня святого не лепили, я не святой.
Мне юный Окделл ваш по барабану.
СИЛЬВЕСТР
Скорее он был ваш, но все ж не стану
К словам я вашим придираться - вы пьяны.
РОКЭ
Я, в самом деле, пьян.
А вам войны всего лишь только от меня и нужно.
СИЛЬВЕСТР
Можно подумать, не хотите вы ее?
РОКЭ
(рассеянно)
Я… не хочу…
Мне ничего уже хотеть не нужно.
Пожалуй, только я хочу,
Чтоб все
закончилось, и поскорей.
СИЛЬВЕСТР
(вставая)
Что же закончить вы хотите, Рокэ?
РОКЭ
( опустив голову)
Круг.
СИЛЬВЕСТР
Пожалуй ,я покину вас, мой друг.
Кардинал уходит. Алва берет в руки гитару, и снова начинает играть песню Четверых, которую играл до прихода Сильвестра.
Занавес.
P.S. Иллюстрация не моя, я рисовать не умею. Автора не знаю.

@темы: эпилог, стихи, мои фанфики, Отблески Этерны

02:14 

Пыль у твоих ног

Мой Эдем пахнет дымом ментоловых сигарет, И звучит J-Rock-ом в стареньком телефоне.


Альфа: Semiramide87
Бета: Юмичика Аясегава
Фэндом: Камша Вера "Отблески Этерны"
Персонажи: Рокэ Алва/Ричард Окделл
Рейтинг: PG-13
Размер: Мини
Статус: закончен


Когда любишь, хочется что-то делать во имя любви.

Хочется жертвовать собой, хочется служить"
Эрнест Хемингуэй, «Прощай, оружие!»


 



***




День клонился к закату, и Дик невольно посмеялся над этой иронией, - «Закат!»

Он всегда думал, что туда отправляются грешники, однако Рокэ Алва, который несомненно был таковым, валялся в траве чуть поодаль, поигрывая кинжалом в изящных пальцах. Он был в расстегнутой до половины черной рубахе; густые черные пряди мужчины были стянуты косынкой на кэнналийский манер.

Ворон был живее всех живых, а Оскар Феншо был мертв и ничто не могло этого изменить.
Оскар! Вот уже несколько дней старый друг являлся Дику во сне, и юноша подолгу не мог уснуть, а если и засыпал на короткий миг, то на него накатывала волна липкого ужаса, - Окделл вскрикивал и просыпался: лицо убитого молодого генерала пугало его своей серостью - оно было как камни варастийских степей: запыленным и бледно-серым.

- Оскар, - тихо прошептал Дикон , и с опаской взглянул на Рокэ: если бы он услышал Дика, то язвительные замечания посыпались бы из Ворона как из рога изобилия. Дикон где-то прочел однажды, что люди бывают злыми от того, что больны желудком, что в свою очередь, может быть вызвано недостатком желчи в организме. Ричард решил, что автор книги ничего не смыслит в медицине: в организме Рокэ Алвы желчи было предостаточно, и, тем не менее, он был здоров, более того он улыбался, как всегда - по-кошачьи, сверкая ослепительно белыми зубами, которые контрастировали с его чуть загоревшей кожей - дни, проведенные под солнцем оставили свой отпечаток даже на теле Проэмперадора Варасты.

Дик снова исподлобья посмотрел на своего эра: Алва оставил в покое кинжал и дремал, прикрыв глаза. Он разомлел от жары, которая очень медленно сдавала свои позиции вечерней прохладе. Дикон отчего-то подумал, что сейчас Алва более чем когда–либо походил на довольного жизнью, сытого кота,

греющегося в лучах заходящего солнца. Кэнналиец будто почувствовал на себе его взгляд: Рокэ открыл глаза, с ленивой грацией потянулся и сел.


- Что случилось, юноша?- лениво растягивая слова промурлыкал соберано, - плетете заговор, бессонница... несчастная любовь?

-Нет, - буркнул оруженосец. – «Ну почему этому человеку всегда так необходимо язвить?» - думал он.

Окделл с подчеркнутым интересом уставился вверх, как будто хотел просверлить взглядом небо, ставшее в лучах умирающего солнца сиренево-розовым; в траве стрекотали кузнечики - они отчего-то раздражали юного

Повелителя Скал.

 

Алва грациозно поднялся с земли и подбросил несколько вязанок хвороста в почти потухший костер - для привыкшего к надорским зимам Дикона, степной климат и так казался довольно жарким, но его эр, как и все
южане, постоянно мерз.


- «Наверное поэтому он постоянно употребляет горячительные напитки», - ехидно заключил Дик и отчего –то эта мысль подняла ему настроение, как если бы он одержал небольшую победу над Проэмперадором.


Алва присел на траву рядом с Диконом.


- Излагайте, юноша, - серьезно сказал он.

- Что именно излагать? - оруженосец непонимающе смотрел на него в упор.

- Что хотите, главное излагайте, Ричард, потому что я более не намерен терпеть ваш сонный измученный вид.

- «Так вот оно что! - думал Ричард, - моя кислая рожа дисгармонирует с настроением Ворона! А я-то уже было подумал, что Алве есть дело до переживаний оруженосца! Создатель, как же он ошибся! Рокэ Алве нет дела

ни до кого, кроме Рокэ Алвы».


По-видимому эмоции Повелителя Скал очень явно отразились на его лице, потому что соберано заметил:

- Вы злитесь, - он ослепительно улыбнулся, обнажив белые зубы, и Ричард не в первый раз подумал, что хочет придушить Алву.

- Вовсе нет, эр Рокэ, - насколько мог спокойнее ответил Дик.

- А я говорю, Вы злитесь, - упрямо гнул свою линию Ворон.

- И Вас это радует? - огрызнулся Дикон, и тут же об этом пожалел: ну вот, сейчас он опять станет посмешищем в глазах Рокэ.

 

- Радует? - изогнутые дугой брови Проэмперадора взлетели вверх, - мне это абсолютно все равно, - лениво протянул соберано всея Кэнналоа.


- Да потому что Вам всегда все равно! – не выдержал Ричард,вскакивая на ноги.
Напряжение последних дней требовало выхода, и подначки Алвы возымели свое действие. –«Ну почему я всегда покупаюсь на этот трюк?» - раздраженно спрашивал себя Дик, но продолжал шумно возмущаться.

- Как Вы можете лежать тут, - он задохнулся, - в лучах заходящего солнца, улыбаться и пить кассеру - Ричарда было уже не остановить, - когда Оскар Феншо гниет в земле?! Вы убийца! - заключил Дикон, и беспомощно осел на

землю: весь его запал исчез, как только он излил свою душу.


- А так вот что Вас гложет,- если Ворон и улыбался то лишь одними глазами, - безусловно, Ричард, Вы предпочли бы, чтобы я горел в Закате, но...- Рокэ лениво перебирал в пальцах цепь с сапфирами,- ведь это не я ослушался приказа, и чуть было не угробил нас всех.


- А вы подначивали его, так же как все время подначиваете меня! - выкрикнул Дик.

- Подначивал, не спорю, - васильковые глаза соберано хищно блеснули, - однако это не в вашу непутевую голову пришла идея совершить вылазку. И, заметьте, это и не я сделал.

- Да вы....! – бушевал Дик.

- Мерзавец?- Алва смаковал это слово, как если бы он пробовал его на вкус, - уже слышал, много раз, - Ворон прикрыл глаза ладонями, провел пальцами по бровям к вискам, потом зевнул, прикрыв рот унизанной кольцами рукой, давая понять, что разговор окончен, но Дика было уже не заткнуть.

- Как же я вас ненавижу! – выпалил он.

Не осознавая, что делает, юноша взялся за эфес шпаги.

Рокэ заметно оживился:

- О-о-о, - протянул соберано,- отомстить хотите? Какая прелесть, юноша, жаль, я не дерусь с детьми. А насчет дуэли я вам все уже сказал.

- Я не ребенок! - глаза Дика недобро полыхнули.

- Конечно, конечно,- ухмыльнулся Ворон,- Вы Повелитель Скал, такой же, каким был Ваш отец. Надеюсь, мне не придется убивать Вас, так же как Эгмонта.

Ричард всем корпусом повернулся к Алве:

- Не смейте говорить о моем отце! - юноша замахнулся, явно намереваясь ударить Ворона, и застыл: его рука боялась осквернить грубым прикосновением эти изящные черты- лицо Рокэ словно боги лепили.

- Что же Вы , Ричард, - ласково сказал Алва, - врежьте мне, Вы ведь этого хотите?


От Проэмперадра Варасты исходил тонкий аромат степных трав, мешавшийся с запахом костра и перегара - но это не отталкивало, наоборот, Дику вдруг стало отчего-то очень спокойно и хорошо: обида потихоньку угасала в нем,
как угасает костер, но лишь затем, чтобы вновь вспыхнуть в следующий раз - в том, что этот следующий раз непременно будет, Ричард не сомневался - Алве явно доставляло удовольствие грубить своему оруженосцу.

 

Ричард не удержался и нежнопровел рукой по щеке Ворона, как если бы она была стеклянной и Дик побоялся ее
разбить. На мгновение в бездонно-синих глазах промелькнуло удивление, но тут же исчезло.

 

Алва обнял юношу одной рукой, а второй взъерошил ему волосы, потом притянул к себе ближе и нежно поцеловал в губы. Ричард задохнулся от нахлынувших на него чувств и инстинктивно подался вперед, - его рука скользнула по талии Ворона - во рту он ощутил горький привкус касеры, пристрастия к которой не испытывал; иссиня-черная прядь коснулась его щеки, и юноша уловил горький запах полыни. Алва отстранился и наваждение прошло: Окделл смутился этому странному порыву.


Рокэ приложил палец к его губам, чуть слышно прошептав в
самое ухо:


- Приятно сознавать, что ты испытываешь ко мне что-то кроме ненависти, Дикон , - уголки губ Проэмперадора Варасты дрогнули в чуть заметной улыбке; Рокэ повернулся на каблуках и вошел в палатку, оставив Дика в растерянности созерцать небо.

В голове раз за разом проносились прошедшие секунды. По телу юноши пробежала сладкая дрожь: он был в смятении - что это? А что если Рокэ прав, и он в самом деле испытывает к нему какие –то чувства? Какие же?

Влечение? Привязанность? Любовь? - Окделл этого не знал, но одно юноша знал точно: какие бы чувства ни овладевали им при мысли об Алве, он больше не мог его ненавидеть. Не теперь. И хотя этот человек много раз откровенно втаптывал его в грязь, Ричард поймал себя на мысли, что он с радостью стал бы пылью у его ног...


@темы: мои фанфики, книги, Отблески Этерны, Камша

Alternative & Gothic - Two Parts of Me

главная