Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

If your enemy defies you, serve him steel and fire. But if he bends the knee, you must help him back to his feet, else no man will ever kneel to you.
-Tywin Lannister

URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:21 

Суббота, 06 сентября 2008

Мой Эдем пахнет дымом ментоловых сигарет, И звучит J-Rock-ом в стареньком телефоне.
03:58 Всем привет!
Ни разу не вела дневник, вот решила попробовать, с удовольстивием пообщаюсь со всеми кому нравится альтернатива, готик-рок, вампиры, Брэндон Ли, Джаред Лето и многое другое в подобном роде. Буду рада знакомству с теми кто любит и пишет фанфикшен без "ванили" вообще что-либо пишет))))



@музыка: Alternative: 30 SECONDS TO MARS- my FaVoRiTe AlTeRNaTiVe BaNd, Breaking Benjamin, A. F. I., Kutless, My Chemical Romance, My Darling Murder. Rock: Evanescence, Daughtry, Seether, Within Temptation

@настроение: отличное

@музыка: Daughtry- Breakdown

@настроение: супер

@темы: Alternative, Gothic, guitar, Jared Leto, Brandon Lee, Count Dracula, Vampire Lestat, Halloween

23:24 

Воскресенье, 07 сентября 2008

Мой Эдем пахнет дымом ментоловых сигарет, И звучит J-Rock-ом в стареньком телефоне.
Воскресенье, 07 сентября :zzz:
04:14
Хотела кинуть сюда роман, но спать охота просто неимоверно

23:26 

00:04 "Жизнь вампира"

Мой Эдем пахнет дымом ментоловых сигарет, И звучит J-Rock-ом в стареньком телефоне.
Пролог
Возможно, многие скажут, что я зря затеял это. Люди же, назовут это полной бессмыслицей, как знать, быть может, так и есть. Хотя, скорее всего, они просто вобьют кол в моё сердце. Мне всё равно. Я пишу это, потому что я устал лгать и прятаться. Я знаю, что ни один смертный не простит меня: как можно простить несколько сотен человеческих жизней?

Я не пытаюсь даже просить у них прощения, просто не люблю, когда на меня наговаривают. Я долго молчал, но сейчас молчать не в силах, ибо тот, кого все называют Хозяином, снова начал творить свои тёмные дела. Я такой же, как он, разница между нами лишь в том, что я такой не по своей воле. Мне надоело жить в одном замке со Злом, поэтому я сбежал оттуда. Однако Он не глуп и понимает, насколько ценны сведения, которые я мог бы разгласить о нём.
Раньше я покрывал Его и участвовал в Его кровавых оргиях, но теперь я хочу покаяться, насколько это слово вообще ко мне применимо. Ибо я такое же Зло, как и то, с которым я решил теперь бороться. Имя ему - Дракула, путь его - усеян костями праведными, слезами детскими, сердцами любящими. Все, кто встаёт у него на пути, умирают под ужасными пытками. Я не вынес этого, и теперь меня ищут Его слуги. Они дорого дали бы, чтобы узнать, где я сейчас. Я _ изгой.
Я чужой среди себе подобных. Я отказался пить кровь, не представляя, как это трудно. Я - вампир. Меня зовут Вейдарн.
.
Когда-то, я был самым счастливым из людей, теперь половина смертных, из близлежащих деревень мечтают о моей смерти, ибо страшен я, когда не пью крови людской. Но я всей душой, (если только у вампира есть душа), хочу помочь тем обречённым людям, потому что знаю: Он будет убивать их, чтобы добраться до меня.
Только Дьявол знает, как я зол на Него. Он отнял у меня всё: семью, друзей, любимую девушку. И теперь я хочу вернуть ему кровавый долг.

Возможно, вы устали от моего долгого вступления, но в одном я уверен точно: эти записи могут когда-то спасти вам жизнь, и потому, я прошу мне верить. Мой рассказ будет долгим и не всегда приятным.


Итак, я начинаю.

URL

23:27 

00:07 Сhapter 1

Мой Эдем пахнет дымом ментоловых сигарет, И звучит J-Rock-ом в стареньком телефоне.
Глава 1.

Ребёнок без детства.

Когда мои родители познакомились, маме было всего 15, а папе уже 32. Про таких, как они говорят « любовь с первого взгляда».
Мама была очень красива: серые глаза, каштановые волосы, почти безупречно правильные черты лица, тонкие руки, стройная фигура и всегда весёлый взгляд.

23:28 

00:09 продолжение

Мой Эдем пахнет дымом ментоловых сигарет, И звучит J-Rock-ом в стареньком телефоне.
Отец был под стать ей: сероглазый красавец, с золотыми, как солнце волосами, правильными чертами лица, стройный, я бы даже сказал болезненно, с задумчивым взглядом и лучезарной улыбкой.

23:31 

00:14 пр-е

Мой Эдем пахнет дымом ментоловых сигарет, И звучит J-Rock-ом в стареньком телефоне.
До 8-ми лет я не знал, что такое кровь. Мама и папа очень меня любили: я был их единственным и поздним ребёнком. Маме было 36, когда она родила меня, а отцу 53. У них была большая разница в возрасте, но, несмотря на это они очень любили друг друга. Я родился в 1689 году.

Я бы не сказал, что они были идеальной парой: у мамы был взрывной характер; они редко ссорились, но если это происходило, она могла наговорить отцу кучу самых разнообразных грубостей, о чём потом долго жалела. Отец, разумеется, не мог не понимать этого. Однажды, после очередной серьёзной ссоры, мама, как обычно, ушла в спальню раньше, а отец остался и, с потерянным видом допивал остывший чай. Потом он поднялся наверх, и, подходя к двери, услышал, как плачет мама. Когда мама плакала, то обычно разговаривала сама с собой: так она выливала наружу свою обиду, и ей становилось легче. Отец долго стоял за дверью и слушал, как мать обвиняет себя во всех смертных грехах, потом не выдержал и вошёл в комнату. Я был ещё очень мал, чтобы понять всё, о чём мои родители говорили в тот вечер, я признаться, понятия не имел, что они тогда друг другу наговорили, но наутро мама и папа вышли к завтраку обнявшись, и, как ни в чём не бывало, смеялись и шутили весь день.

Что касается ссор с битьём посуды, у нас дома их никогда не случалось: папа - человек спокойный и рассудительный, всегда знал, когда нужно сказать маме « стой». Она безумно любила отца: однажды, ещё, когда мои родители не были женаты, а только начали видеться друг с другом, моя мать увидела отца с какой-то девушкой. На самом деле, отец не был с ней близко знаком, но моей маме и этого показалось достаточно. Выждав момент, в который, как ей показалось, незнакомка слишком близко наклонилась к моему отцу, она подошла к ней и, схватив за волосы, потащила на балкон.

- Ненормальная, отпусти меня, что тебе надо?

- Ещё не поняла?- гордо ответила моя мать.

- Что поняла? Что ты спятила? Давно уже поняла!

- А вот за это ты мне заплатишь,- и мать больно сжав волосы девушки, наклонила её голову вниз:

- Ещё один звук, и ты научишься летать, как птица!

Глаза девушки расширились от ужаса, она обратилась к моему отцу:

- Ты где нашёл эту сумасшедшую? Она же больная! Её надо изолировать остальных. Она опасна для общества!

- Для какого это общества, для тебя что ли?- ответила моя мать.

В это время мой отец, у которого сдало терпение, сказал моей маме:

- Тише, пожалуйста, ты же её убьёшь! Не надо, отпусти. Она извиняется перед тобой. Ведь, правда, же?- спросил он незнакомку, по - прежнему находящуюся на волосок от гибели.
Бедняжка испуганно покачала головой. В этот миг, железная хватка моей матери ослабилась, и, девушка, чудом спасшаяся, получила второе рождение. Когда она проходила мимо моей матери к выходу из дома, та сказала ей:

- Что ж, тебе повезло, но в следующий раз, если подойдёшь к нему, я уже не буду столь сговорчива. Ну, а там, сама знаешь, что может случиться, рука вспотеет, соскользнет, и... ты полетишь на камни!- она усмехнулась, довольная эффектом, который произвели на незнакомку её слова: глаза девушки вторично раскрылись от ужаса, и добавила, указывая на моего отца:

- И запомни: этот парень - мой! Советую поискать себе другого!
Когда отец спросил её, почему она так поступила, мать просто ответила:

- Ты же знаешь, я люблю тебя и ни с кем не хочу делить!

Вот такие разные были мои родители - моя мать Стелла и мой отец- Гвен.
Эту историю отец рассказал мне, когда мне было семь. Мы все тогда были очень счастливы. А год спустя в нашей деревне случился кошмар...

Они появились из ниоткуда: кровавый граф и его невесты. Огромные летучие мыши, размером с взрослого орла. В ту ночь никто ещё не ложился спать. Это произошло во время праздника святого Лаврентия: люди гуляли, веселились, пели песни, плясали вокруг костров. Моя мать находилась дома в тот вечер, а отец ушёл к соседу, у которого заболела дочка. Наш сосед, Мартин отпустил сиделку, потому что ей надо было в город; сам он не мог сидеть с ребёнком, т.к. был очень занят в тот вечер, несмотря на праздник, и мой отец согласился посидеть с его дочерью - Сюзанной.
Когда вампиры напали, он уже шёл домой, потому что Мартин вернулся раньше, чем планировал. Пока он шёл до нас, в дом вломились вампиры. Мать услышала шум и спрятала меня в погреб. Дрожа от страха, она открыла дверь.

На пороге стоял незнакомец, одетый во всё чёрное, с длинными чёрными волосами с проседью, и тонким лицом пепельного цвета, на которое, казалось, сама смерть наложила свой отпечаток. Карие глаза смотрели проницательно; они как будто копались у тебя в душе, стараясь высосать из тебя вместе с кровью самые приятные и счастливые моменты твоей жизни. В нём было что-то дьявольское, что -то, что мог заметить только верующий человек.
Инстинктивно отшатнувшись, мать спросила:

- Вы кто такой, что вам нужно?

- Стелла, Стелла! Не притворяйся, что не знаешь меня, я здесь известен на всю округу.

-Откуда вы знаете моё имя?

- Я всё о тебе знаю. Девушка с взрывным характером, таскающая соперниц за волосы. Сумеешь проделать тоже самое со мной?

- Кто вам сказал об этом?

- Твой муж. Я его встретил по дороге сюда.

- Я знаю всех друзей своего мужа, и вы не из их числа.

- Я его давний друг, недавно приехал из-за границы. Я уверен, он будет рад меня видеть.

- Сомневаюсь.

- А вот дерзить не нужно,- незнакомец подошёл ближе. Женщина отшатнулась. В это мгновение, в дом ворвался отец:

-Стелла!- воскликнул он, и заметив графа, сказал:
- Не подходи к ней, слышишь, убирайся!

- А разве это не твой друг? - спросила Стелла.

- Друг...- отец задохнулся от возмущения.- Да я этому « другу» с радостью вбил бы осиновый кол в сердце! Это же само исчадие ада!

- Ну вот, опять! И почему все люди так реагируют? - обиженно сказал незнакомец.

- И ты ещё спрашиваешь, поменьше душегубствуй!

- Да объясни ты мне, наконец, кто он?- раздражённо сказала мать.

- Не стоит тебе это знать!- сказал отец твёрдо.

- Ну, почему? Чем она хуже других? Скажи ей, Гвен. Твоя жена имеет право знать,- сказал вампир, схватив отца за горло, и увидев, что тот по-прежнему молчит, сказал:

- Ладно, я сам.

-Ты не посмеешь!- прохрипел Гвен.

- Но, почему?- сказал вампир с издёвкой.- Позвольте представиться сударыня, всемирно известный кровопивец и законченный развратник- граф- Владислав Дракула.

Женщина отшатнулась.

-Что, фамилия не нравится?- усмехнулся вурдалак.- Знаешь, а ты очень красива. Твоему мужу очень повезло. Сколько тебе лет, тридцать, сорок?

- Сорок четыре,- сдавленным голосом ответила Стелла.

-Так я и думал,- ответил граф. - И добавил:

- Пойдём со мной.

- Спасибо, но мне хватает мужа.

- Не говори с ним, Стелла, потом не отвяжешься!- крикнул Гвен.

- Ты мешаешь мне разговаривать!- гневно воскликнул вампир. Затем, вновь обратился к моей матери:

- Так ты пойдёшь со мной, или нет?

- Нет,- ответила женщина, дрожа от страха.

- Подумай, я буду о тебе заботиться. Ты будешь носить самые красивые платья, у тебя будет всё.

- Спасибо, но у меня уже есть всё, что я хотела. Гвен хорошо обо мне заботится.

- Неужели? Разве он может позволить себе подарить тебе что-нибудь дорогое?

-Твои подарки стоят жизни многим людям.

Граф вальяжно развалился в кресле.- Неужели? Кровь не пахнет.

- Зато течёт рекой.

- Ты права,-сказал вампир, и резко встал:

- Ну, хватит!-выкрикнул он.- Выбирай: или я, или этот болван!

- Не смей называть так моего мужа!- Стелла бросилась на графа.

- Стелла нет!-крикнул Гвен.

Вампир усмехнулся:

- Ну, и как ты собираешься убить меня? Неужто своими кулаками?

Граф наклонился к ней:

- Я выпью её у тебя на глазах,- сказал он Гвену, усмехаясь.

Через мгновение, тело моей матери уже лежало на полу, без малейших признаков жизни. Дракула подошёл к отцу:

- А ты...- сказал он, задумавшись.- Что же мне сделать с тобой, Гвен?

- Мне всё равно,- гордо сказал отец.

Я всё время внимательно слушал их разговор, слышал, как умерла мама. Я не выдержал и вылез из погреба:

- Ты- грязное чудовище! Не тронь моего отца!-завопил я не своим голосом.

- Вейдарн, беги!-крикнул отец.

- Стой, Вейдарн,- сладко-противным голосом сказал граф.

- Твой папа сегодня вёл себя плохо, но я прощу его, если он попросит у меня прощения. На коленях,- добавил он.

- Ты не заставишь меня встать на колени, даже, если мой сын попросит,- гордо подняв голову, ответил отец.

- Упрямец,-сказал вампир.- Люблю таких. Давай, Вейдарн, скажи своему папе, что нужно делать.

Отец отрицательно покачал головой:

- Не вздумай, Вейдарн! Я не встану на колени перед этим упырём.

Лицо графа покрылось зловещей ледяной мсакой:

- Как скажешь. Гвен,- произнёс он, и крикнул:

- Невесты мои! Вам тут подарок! Целых пять литров крови, угощайтесь!

В комнату влетели три летучие мыши, которые в мгновение ока превратились в трёх девушек. Их можно было даже назвать красивыми, если не считать того, что они были мертвы и пили кровь у живых людей. Одна из них, вероятно, лидер, тоже была с каштановыми волосами такого же оттенка, как у моей матери. Две другие - блондинка и брюнетка, во всём подчинялись ей, т.к. в этом своеобразном гареме, она, похоже, была за главного. Она приблизилась к отцу:

- Приготовься к смерти, Гвен Адамс. Сейчас я тебя выпью.

- Осторожней, не подавись!- ответил отец.- Мне говорили, я очень костлявый. К тому же, мне думается, я горький на вкус.

Вампирша злобно зашипела, отец продолжал:

- Моя жена бы тебя убила, увидев рядом со мной!- усмехнулся он.

В тот же миг, он присоединился к моей бедной матери. Отец! Он даже со смертью пытался шутить! Когда я вспоминаю это, у меня на глазах выступают слёзы. Как же я ненавижу Дракулу в этот миг!
Кажется, попадись мне он сейчас, и я разорву его на части. Как сейчас помню, как он, только что выпив моих родителей, ткнул в меня своим мёртвым костлявым пальцем и сказал своим невестам:

- Этого не пить. Мальчишку я заберу с собой. Из него выйдет отличный убийца, когда вырастет.

Три вампирши гневно зашипели, но трогать меня не стали, так как очень боялись гнева графа, или, как они его звали - Хозяина.
Так я стал тем, кем я являюсь - ребёнком без детства - вампиром - Вейдарном Адамсом.

23:33 

00:15 Chapter 2

Мой Эдем пахнет дымом ментоловых сигарет, И звучит J-Rock-ом в стареньком телефоне.
Эвелин.

Моя встреча с Эвелин была похожа на сказку. Казалось в тот день ничего не будет хорошего: невесты графа постоянно задирали меня, надеясь, что я выйду из себя и у них будет повод меня выпить. Особенно старалась Алира. Из всех невест, которые когда-либо были у Дракулы, её я ненавидел больше всех. Однажды она сказала, что я плету заговор против других вампиров и, граф, поверивший её словам, если бы он только мог выпить меня, сделал бы это незамедлительно. Но, к сожалению для него, и к счастью для меня,(если только это счастье), я уже был вампиром. За три-четыре года до этого я прошёл обычную для всех вампиров и, жуткую для людей, церемонию посвящения.

Мне заранее рассказали, как всё будет происходить, так что я думал, что знаю, что меня ждёт. Как выяснилось несколько минут спустя, я сильно заблуждался.
В то роковое утро ко мне пришёл слуга графа - Игор, сказав, что Хозяин зовёт меня. Я хотел, было по привычке сказать, что никакой он мне не хозяин, но почему-то не смог возразить, и спокойно пошёл за ним.

Граф сидел в большой столовой зале и завтракал, если только это можно было так назвать. Из всего, что было на столе, Дракула съел лишь мясо непонятного происхождения, потому что оно не было похоже на человеческое. Возможно, пищей ему послужил какой-нибудь провинившийся в чём-то дварг, я не стал вдаваться в подробности, так как меня наизнанку выворачивало от зверских привычек графа. Покончив с « закуской», Дракула выпил бокал тёплой крови, и я был на сто процентов уверен, что это была не свиная кровь. Посмотрев на его окровавленные губы, я отвернулся.
Заметив моё отвращение, вампир ехидно проговорил:

- Чего нос, воротишь, парень? Скоро сам таким же станешь.

Я промолчал. Граф продолжал:

- Сегодня, у тебя великий день. Каждый, кто мнит себя вампиром, ждёт его с нетерпением.

Я повернулся к нему и сказал:

- Только не я.

Вурдалак ухмыльнулся:

-Чепуха! Все так говорят в начале, а потом привыкают. Сегодня ты станешь одним из нас. Зря я что ли, тебя « воспитывал?»
В моё, так называемое «воспитание» входила обязанность присутствовать на всех кровавых балах Хозяина, наблюдать их, а потом рассказывать о впечатлениях. Каждый раз я говорил Дракуле, что это отвратительно, а он лишь усмехался.

Наконец, встав из-за стола, он сказал:

- Иди за мной.

Мы вышли. В коридоре к нам подошёл Игор и завязал мне глаза.
Втроём мы спустились, какой-то подвал, больше похожий на грот( это я увидел позже). В нём уже собрался весь мёртвый двор. Мне развязали глаза.

Повсюду горели свечи: было светло, как днём. Посередине грота я заметил нечто вроде алтаря. Я невольно вздрогнул: « Они, что, собираются принести меня в жертву?» И тут же отмёл эти мысли, подумав, что для этого графу не нужно было ждать пять лет.
Вампир, похоже, понял, о чём я думаю, и сказал:

- Нет, это не жертвоприношение. Более того, это вполне гуманный обряд.

- Правда?- недоверчиво пробурчал я.- И, похоже, он настолько гуманный, что мне совсем ничто не угрожает? И тебе не нужны мои пять литров крови?

Дракула усмехнулся:

- Скажем так, я возьму пару капель.

В эту минуту я заметил у него в руках нож, и, невольно, вздрогнул.

- Вейдарн, не бойся, я всё делаю аккуратно.

- Кто сказал, что я боюсь?- ответил я, насколько мог, спокойнее.

- Нет?- он пристально посмотрел на меня.- Ну, ладно.

С этими словами он сделал на своей руке надрез, в виде цифры шесть, взял большую чашу, стоявшую рядом, наполнил её кровью и, подошёл ко мне.

- Постойте,- сказал я.- Я не могу в этом участвовать! Чёрт вас возьми, я не хочу умирать!

- Нет-нет! Мы тебя не убьём. Ты будешь моим преемником! Ляг на алтарь и протяни вперёд руки.

До сих пор я не знаю, почему сделал это, я был как под гипнозом.
Иными словами, я поступил так, как мне было велено. После этого, вампир сделал такие же надрезы на обеих моих руках. Он подставил чашу под открытые раны и наполнил её до краёв. Затем, сделав глоток, протянул мне со словами:

- Пей!

- Я не буду. Я не убийца и не пью крови.

- Правда?-сказал Владислав Дракула ласковым голосом.- Прости, не знал.

В ту же секунду, он с силой ударил рукой с чашей по алтарю расплескав четверть содержимого:

- И, тем не менее, ты выпьешь!- проревел он.

Я пытался притвориться, что пью, но он заметил, и сам поднёс чашу к моим губам, наклонив её.
Горячая кровь потекла мне в рот. В первую минуту, я думал, что меня стошнит прямо на графа, однако, ничего подобного не произошло, если не считать, конечно, что на душе у меня по-прежнему было отвратительно. Посчитав, что я выпил достаточно, он передал кровавую чашу другим вампирам; те тоже сделали из неё глоток. Граф посмотрел мне в глаза:

- С этого дня и навеки, Вейдарн, ты мой « кровавый должник». Служи мне верно, и я, возможно, прощу тебе долг.
Вампиры заулюлюкали. Церемония посвящения была окончена.
Граф Дракула направился к выходу и, повернувшись ко мне, сказал:

- На остаток дня ты свободен. Советую поспать, ночью нас ждёт прогулка.

- Зачем?- не понял я.

- Полечу с тобой, покажу тебе окрестности. Должен же ты знать, где «работать»- он рассмеялся.

В тот день я решил, что буду лишь притворяться, что пью кровь; невесты, узнав об этом, жутко разозлились.
Всё бы ничего, но тогда, меня заставили участвовать в своей первой кровавой оргии. Мне было 17 лет.

В тот вечер, невесты принесли в замок несколько маленьких детей.
Обычно, они приносили младенцев, но тогда с ними был мальчик лет восьми. Они поставили его передо мной, а Алира сказала:

- Ты говорил мне, мы напрасно подозреваем тебя в предательстве. Сегодня у тебя появился шанс доказать свою верность Хозяину.
Выпей этого мальчика и всё будет забыто. Даю слово. Давай.


В это время в залу вошёл граф:

- Кто ты такая Алира, чтобы давать ему слово? Слово здесь даю только я.

Вампирша замешкалась:

- Простите, Хозяин, я подумала, я ваша невеста и, вы не будете против, если я сама приму решение.

- Не буду против? Я не буду против?! Нет, чёрт побери, я возражаю! Я не позволю ни одной женщине помыкать мной, будь она хоть трижды мёртвой, как и я сам!

- У вас нет сердца!- вампирша завыла.

- Да нет. И не было!- воскликнул граф с большим пафосом.- Но ты права, это хороший способ для Вейдарна, доказать нам свою верность. Давай, покажи, на что ты способен. Ты ведь не будешь просто смотреть?

- Именно это я и собираюсь сделать,- гордо ответил я.

- И всё же, я думаю, ты сделаешь это.

- Посмотри на него. Ведь это ребёнок!

- И что?- вампир презрительно усмехнулся.

- Я не могу!

- Сможешь. У тебя есть шанс выпить его аккуратно. Если ты этого не сделаешь, я такое с ним сотворю, от парня живого места не останется. Выбирай.

Я подошёл к ребёнку и спросил:

- Как тебя зовут?

- О, Люцифер, какие сантименты,- граф скорчил презрительную мину.- На кой чёрт тебе его имя, ему всё равно сейчас умирать!

Не обращая на него внимания, я снова спросил у ребёнка:

- Как тебя зовут?

- Мама зовёт меня Корбан,- ответил мальчик и добавил:

- Я не боюсь вас, дядя.

Трудно сказать, что чувствовал ребёнок, произнося эти слова.
Наверное, он и впрямь не боялся меня. А может, он вспомнил мать, и старался быть мужественным ради неё. В Трансильвании дети рождаются стойкими. Оно и понятно: когда живёшь рядом с вампирами, не понаслышке знаешь, что такое мужество. Это не только искусство умирать, не издав из груди не единого стона, это ещё и искусство хоронить детей, братьев, мужей, не выронив из глаз ни одной слезинки, искусство смотреть в лицо смерти, не отводя взора, и искусство жить полной жизнью, зная, что каждый день может стать для тебя последним.
Я думаю, маленький мальчик знал это, и потому держался так стойко, как не многие мужчины могли бы. Я не желал ему смерти и не хотел его пить, но я был вынужден это сделать. Наклонившись к ребёнку, я прошептал:

- Прости меня, Корбан.

Он не пытался спрятаться, закричать или отступить, словом, Корбан не сделал ничего из того, что наверняка, попытался бы предпринять обычный маленький мальчик. Наоборот, он подошёл ко мне ближе. Я думаю, постой мы так ещё минуту, он обнял бы меня, как родного брата. Я был просто не в силах вынести эту пытку взглядами. Через минуту бездыханное тело мальчика уже лежало на полу, на шее у него были две неглубокие ранки. Это было самой большей милостью, которую я мог бы оказать ему, ибо знаю, что Дракула оставил бы Корбана умирать в луже крови.
Ощущение от только что содеянного мной было омерзительным: на моих губах была кровь невинного ребёнка, который мог бы жить долго и счастливо. Не в силах больше находиться в замке, я выбежал на улицу. В спину мне ударил голос графа:

- Эй, куда же ты? Ты доказал свою верность!
Затем этот голос противно расхохотался.

Я долго летал по городу, ругая себя на все корки за то, что не смог сопротивляться Дракуле, и стараясь не попадаться людям. Должно быть, у меня сдали нервы, потому что я сел на землю и заплакал.
В этот миг ко мне подошла девушка. Я смог разглядеть её, так как хорошо видел в темноте. Она была очень красива: высокая стройная сероглазая брюнетка, одетая в чёрное платье.

23:34 

00:17 пр-е

Мой Эдем пахнет дымом ментоловых сигарет, И звучит J-Rock-ом в стареньком телефоне.
Незнакомка наклонилась ко мне и спросила:

- Простите, вам плохо?

- Нет, нет, мне хорошо, не стоит беспокоиться.

Видя, что меня не разговорить, девушка сказала:

- Знаешь, плакать, когда тебе плохо, это нормально. Я сама часто так делаю, боль сразу проходит. Ты, если хочешь, поплачь, а я тут посижу.

- Зачем?- спросил я удивлённо.

-Как зачем? Ты сейчас сам не свой. Вдруг ты решишь сброситься с крыши, или вскроешь себе вены чем-нибудь. Мне совсем не хочется, чтобы ты совершил акт самоубийства на моих глазах

- Почему?

- Я тебя не знаю, но мне кажется, что ты очень хороший человек.

- Вот именно. Ты меня не знаешь. Что если, я вообще не человек?

- Как не человек? Ну что за глупости ты говоришь! Если не человек, кто же ты тогда? Нет, ты определённо человек. Просто, ты совсем запутался в жизни, но если хочешь, я помогу тебе разобраться. Меня, кстати, Эвелин зовут.

- Вейдарн,- угрюмо представился я.

- Красивое имя,- ответила девушка и добавила: - И редкое очень.

- Знаю. Это мой отец придумал меня так назвать, в честь героя какого-то древнего эпоса. Не помню, правда, что оно означает.

- Не беда,- улыбнулась моя новая знакомая.- Итак, Вейдарн, у тебя есть два варианта: либо ты будешь дальше сидеть тут и плакать, либо ты можешь пойти со мной.

- С тобой? Куда?- удивлённо спросил я.

- Вот темнота! Ко мне домой, разумеется! Ты сейчас в таком состоянии, что можешь наделать много глупостей. Не могу же я оставить тебя здесь одного. Знаешь, у моей бабушки есть отвар из трав, он поможет тебе успокоиться.

- А твоя бабушка? Она ведь будет против, если ты со мной придёшь.

- Не будет. Бедняжка после смерти деда сошла с ума и попала в дом призрения, я навещаю её через каждые три дня. Так ты идёшь со мной или нет?

- Почему ты мне помогаешь? Вдруг я какой-нибудь грабитель? Я ведь могу тебя убить, изнасиловать?

- Убить меня?- девушка рассмеялась.- Ты сейчас в таком состоянии, что даже комара убить не способен, не то, что меня. Кстати, я могу быть очень настырной, если придётся бороться за свою жизнь и честь. Так что не беспокойся, Вейдарн, я тебя не боюсь.

- Эх, знала бы ты, кому помогаешь, ты бы меня возненавидела- ответил вампир и добавил:

- Спасибо, Эвелин.

23:36 

00:18 Chapter 3

Мой Эдем пахнет дымом ментоловых сигарет, И звучит J-Rock-ом в стареньком телефоне.
Глава 3.

Смутные подозрения.

Всю дорогу девушка и вампир шли в молчании: Вейдарн не хотел разговаривать, а Эвелин решила, что не вправе мешать ему, наслаждаться тишиной ночного города.

Дом новой знакомой Вейдарна был на окраине и вампир задавался вопросом, что же могло случиться с Эвелин, после чего молодая, красивая, обаятельная и общительная девушка захотела поселиться в Богом забытом месте.

Когда эта странная пара вошла в дом, Эвелин сразу же принялась искать целебный отвар, приготовленный её бабушкой. Не найдя ничего, кроме рецепта, заботливо оставленного старушкой, Эвелин начала готовить отвар сама. Вампир внимательно следил за каждым движением девушки: она по очереди насыпала по горсти сухих трав из баночек, стоящих на деревянных полочках, в большой бокал, напоминавший скорее уменьшенную копию винной бочки, нежели сосуд, предназначенный для питья.

Вейдарн нарушил молчание:

- Откуда ты знаешь, сколько именно трав каждого сорта надо положить?

- Бабушка показывала мне, как готовить отвары, в том числе и как, готовить этот отвар, словно знала, что мне он понадобится.

Заметив удивление на лице вампира, девушка добавила:

- Не бойся, приятель, ты не отравишься, я никогда не ошибаюсь в пропорциях.

- Может, я могу чем-то помочь тебе?

- Вряд ли. Боюсь, ты устанешь через пять минут после того, как начнёшь помогать мне. Дозирование целебных трав - довольно скучное занятие, если не знаешь, как правильно этим заниматься.
Так что ты можешь пока походить по дому, а я приготовлю отвар и позову тебя, когда будет нужно.

- Ладно,- сказал вампир,- как скажешь. Моё дело предложить, твоё дело- отказаться. Пойду, осмотрю твои хоромы.

С этими словами Вейдарн ушёл в соседнюю комнату. Должно быть, вампир долго бродил по дому, потому что Эвелин застала его в молельной комнате, рассматривающим иконы, висевшие в « красном» углу.
Девушка начала с интересом присматриваться к своему незапланированному гостю. Когда юный вампир подошёл ближе и хотел коснуться одной иконы, чтобы лучше рассмотреть, лик, какого святого на ней изображён, он резко отдёрнул руку, как делает это человек, неосторожно коснувшийся пламени, и Эвелин, будучи по природе своей наблюдательной, не могла не заметить этого.

- Что случилось?- спросила она вампира.

- Ничего,- ответил Вейдарн в смущении.- Я просто осматривал комнату. Занятные картинки,- сказал он, окинув всё вокруг себя отсутствующим взглядом.

- Это иконы,- строго сказала девушка.- Я бы никогда не назвала их занятными. К ним следует относиться с уважением, Вейдарн, как ты считаешь?

- Прости,- вампир потупил взор.- Я не очень силён в вопросах религии. Тебе виднее.

- Ничего. Но больше так не говори, если не хочешь меня обидеть.
Кстати, отвар готов, пойдём на кухню.

Пара вошла на кухню. Вампир сел за стол. Эвелин протянула ему бокал, сама сев напротив:

- Ну, рассказывай, Вейдарн, почему ты плакал?

- У меня был тяжёлый день,- сказал он угрюмо.

- Ясно. Не хочешь вспоминать. Я когда с бабушкой ругалась, тоже вспоминать ничего не хотела. Она не пускала меня на улицу, считала, что я могу умереть так же как мой дедушка,- немного помолчав, Эвелин добавила:

- Его убили вампиры. И маму с папой тоже. Мне было десять.

- Мне жаль, - ответил Вейдарн, у которого на душе скребли кошки и добавил:

- Ты думаешь, я говорю это просто из вежливости? Нет, я понимаю тебя.

Эвелин недоверчиво вскинула брови:

-Можешь не говорить этого, если так не думаешь. Я уже достаточно наслушалась дежурных фраз, которые говорили мне знакомые моих родителей, на их похоронах.

- Ты не понимаешь, я, правда, так думаю!

- Неужели?

- Быть может, я понимаю тебя лучше, чем кто-либо другой.

- И всё же, зачем ты это говоришь?

- Сам не знаю. Может, я говорю это, потому что мне жаль тебя, а может, потому что моих родителей тоже убили вампиры,- Вейдарн опустил голову.

Эвелин села перед ним на корточки и взяла за плечи:

- Прости, я не знала.

- Конечно, ты ведь и рта не дала мне раскрыть,- с упрёком сказал он.

- Я же извинилась, что ещё нужно?!- девушка в волнении вскочила на ноги.- Допивай отвар и уходи.

- Куда?

- Я не знаю, быть может, к себе домой? Где ты живёшь?

- Я не знаю. Раньше знал, теперь не знаю. От моего дома, наверное, теперь одни развалины остались, не знаю.

- То есть как это?

- То есть, я знаю...- вампир замешкался.- Я знаю и не знаю одновременно.

- Человек не может знать и не знать одновременно: он может либо знать что-то либо нет.

- Я ведь говорил тебе, возможно я не человек.

- Ну, вот опять!- Эвелин всплеснула руками.- Что значит, «возможно, я не человек?» Прошу тебя, Вейдарн, не говори загадками, ты меня пугаешь.

- Прости,- в свою очередь извинился вампир.

- Хорошо,- улыбнулась девушка.- Только ради всего святого скажи мне, кто ты?

- Не могу.

- Почему?

- Возможно, правда покажется тебе слишком жестокой.

- Жестока она или нет, это мне решать.

- И всё же я не могу сказать тебе.

- Почему? Боишься потерять моё уважение?

-Если бы дело было только в этом,- Вейдарн усмехнулся.- Я боюсь за твоё душевное здоровье. Не каждый способен спокойно такое выслушать.

- Выслушать что?

- Мой рассказ. Когда-нибудь я обязательно исповедуюсь тебе во всех своих грехах, но не сейчас.

- Ладно, я не священник, не стоит мне исповедоваться. Итак, Вейдарн, ты не хочешь объяснить мне, кто ты, но ты можешь хотя бы сказать мне, где ты живёшь?

- Мёртвый квартал. Он так называется, потому что вампиры летают там. Они сосут у людей кровь и....

- Я знаю. Что делают эти твари!- вскричала девушка и холодно добавила:

- Я думаю, ты лжёшь мне.

- Ты меня не знаешь, вернее, знаешь всего один день. Ты видела, в каком я состоянии. Разве я стал бы врать тебе сейчас?

- Я не верю тебе,- повторила Эвелин.- Мне жаль тебя, но я не верю ни единому твоему слову.

- Но почему? Если я правильно понял, улица, на которой ты живёшь, называется улицей Плача, так откуда ты знаешь про Мёртвый квартал? Кстати, забыл спросить, пока мы шли сюда, почему улица так называется?

-Слишком много вопросов,- угрюмо ответила девушка.- Отвечаю на первый. Я часто бываю в Мёртвом квартале, и никогда тебя там не видела.

- Может, ты просто меня не заметила?

- Квартал маленький, в нём все друг друга знают. Я готова поклясться на Библии, Вейдарн, ты там не живёшь. Что до названия улицы...- она помедлила.- На ней много домов призрения, детских домов, больниц и банальных борделей, вот откуда название. Я дала ответы на все твои вопросы, а ты, кстати, не ответил на мой вопрос.

- Какой вопрос?

- Не прикидывайся, Вейдарн, скажи, где ты живёшь?- спросила Эвелин во второй раз и добавила:

- Только не лги мне больше, пожалуйста, я терпеть не могу ложь.

- Я не лгу тебе, я жил там. Давно. Тогда этот квартала назывался Солнечный. До того, как в его окрестностях появились вампиры. С тех пор там всегда сумрак. Как считаешь, я ответил на твой вопрос?

- Не совсем. Ты так и не сказал, где живёшь.

- Эвелин,- лицо вампира исказила гримаса боли,- ну пойми ты, я не могу сказать тебе.

- Боишься, что я напрошусь в гости?- рассмеялась она.

- Не стоит тебе ходить ко мне в гости, -угрюмо ответил он, и прежде чем девушка успела спросить его ещё о чём-то, грубо добавил:

- Мне пора. Спокойной ночи, и спасибо тебе. За всё спасибо,- добавил он уже более мягко.

- Не за что,- ответила новоиспечённая целительница, закрывая за вурдалаком дверь.

- Странный какой-то, - проговорила она в пустоту.- Не ест, не пьёт, ходит бледный как призрак, говорит загадками.

Она вспомнила выражение лица Вейдарна, когда он рассматривал иконы.
Поведение сероглазого брюнета- красавца показалось Эвелин странным, если не сказать загадочным. Всю ночь её мучили смутные подозрения, заснуть девушке удалось лишь под утро.

URL

23:37 

00:20 Chapter 4

Мой Эдем пахнет дымом ментоловых сигарет, И звучит J-Rock-ом в стареньком телефоне.
Глава 4.

Тайна Эвелин.

До сих пор я рассказывал вам только о себе, теперь же я хочу подробно рассказать о жизни моей новой знакомой и, как оказалось впоследствии, возлюбленной - Эвелин.
Эвелин была англичанкой: она воспитывалась в строгих традициях пуританской семьи: ей не разрешалось носить укороченные платья и разговаривать с молодыми людьми без присутствия родителей; Эвелин должна была каждые выходные ходить в церковь; покупать товары в лавках она могла только в том случае, если торговец - женщина, а уж о том, чтобы потанцевать с кем-нибудь на празднике, если её приглашали, конечно, и речи не было.
Кроме того, на девочку с детства была возложена обязанность, читать молитвы за обедом и ужином. Когда Эвелин была маленькой, она не любила это делать, так как считала, что это скучно.

Однажды, когда Лин за ужином сказала, что чтение молитв перед приёмом пищи - нудное занятие, её дядя - Гарибальд взял розги и стал бить девочку по рукам.

23:38 

00:21 пр-е

Мой Эдем пахнет дымом ментоловых сигарет, И звучит J-Rock-ом в стареньком телефоне.
Малышка кричала и плакала: увидев, как брат истязает его родную дочь, отец Эвелин - Артур подбежал к нему и попытался выхватить орудие наказания, но Гарибальд грубо оттолкнул его и продолжал избиение.
Мать Эвелин - Лара, не выдержав вида окровавленных рук дочери, убежала наверх в свою комнату.
Когда на руках маленькой Эвелин не осталось ни одного не разбитого в кровь места, дядя, наконец, успокоился.

23:39 

00:24 пр-е

Мой Эдем пахнет дымом ментоловых сигарет, И звучит J-Rock-ом в стареньком телефоне.
Этот случай научил маленькую Лин скрытности: с тех пор она никогда никому не говорила, что думает на самом деле.
Всё это произошло, когда Эвелин было 6 и семья ещё жила в Лондоне на Shaftesbury Avenue.
Артур не смог простить брату жестокого обращения с племянницей и семья покинула Лондон несмотря на то, что Гарибальд был единственным близким родственником семьи Соммерс,(родители Артура и Лары умерли, а кузенам до них не было никакого дела.

23:40 

00:25 пр-е

Мой Эдем пахнет дымом ментоловых сигарет, И звучит J-Rock-ом в стареньком телефоне.
Они долго не могли выбрать страну, где им можно было бы жить, поскольку род их занятий не позволял им долго оседать на одном месте, и маленькая Лин не понимала, почему они постоянно переезжают из одной страны в другую.

Как раз в то время в Румынии начали происходить странные вещи: целыми деревнями стали вымирать люди, а младенцев находили мёртвыми.
Знакомый Соммерсов - Адам Гарднер рекомендовал родителей Эвелин своему боссу, как лучших искоренителей зла на Земле ( они охотились на ведьм, колдунов, магов - некромантов, оборотней, горгулий и других нелицеприятных тварей, выглядевших настолько омерзительно, словно они только что сошли с картины, изображающей Страшный Суд.

23:41 

00:27 пр-е

Мой Эдем пахнет дымом ментоловых сигарет, И звучит J-Rock-ом в стареньком телефоне.
Так что Артура и Лару не удивило, что теперь их специальностью стали вампиры. Супруги Соммерс много читали о Трансильвании, так что представляли с кем или вернее с чем имеют дело. Бедняги, как же они оба ошибались!

Артур напал на след ходячего мертвеца - графа Дракулы и они с Ларой уже собирались покончить с ним, выполнив перед этим все приготовления, как вдруг, вампиры сами нагрянули и уничтожили супругов. Маленькая Эвелин в то время была у подруги Вайолет и не сразу узнала о смерти родителей.

Ей даже в чём-то повезло: ведь кто знает, что было бы с ней, будь она дома в тот вечер? Возможно, её ждала бы моя участь, хотя никаких « возможно» тут быть не может: Дракула не упустил бы случая поиздеваться над девочкой, так, как он сделал это со мной, а когда Эвелин выросла бы, он сделал бы её своей невестой.

Как бы там ни было, а девочка узнала о смерти своих родителей лишь на следующий день, и, уже тогда, мешая слёзы с болью, ребёнок, который за всю свою жизнь даже мухи не обидел, смог отчётливо произнести в присутствии соседей два слова:

- Я отомщу.

Ей было всего 10 лет.

Кто знает, что стало бы с Эвелин, если бы вдруг не нашлась её вторая бабушка - мать Артура.
Артур и Гарибальд были сводными братьями, хотя Арти, как называли его друзья, все считали родным. Со своей настоящей матерью отец Лин поругался, поскольку та была против его женитьбы на Ларе; она считала, что Лара была развратная девушка, потому что завистники наговорили на неё.
С тех пор Артур всем говорил, что его мать умерла, а Лара никогда ему не возражала.

URL

23:42 

00:28 пр-е

Мой Эдем пахнет дымом ментоловых сигарет, И звучит J-Rock-ом в стареньком телефоне.
Итак, бабушка Эвелин - Эльвира, забрала её к себе и стала воспитывать.
Немного погодя, недели этак, через две, Лин узнала, ч то у неё есть дедушка - её родной дедушка Рональд!

23:44 

00:31 пр-е

Мой Эдем пахнет дымом ментоловых сигарет, И звучит J-Rock-ом в стареньком телефоне.
Понедельник, 08 сентября 2008

Так они жили мирно и счастливо ещё 5 лет, пока Рональда не убили на улице вампиры. Потом бабушка Эльвира сошла с ума и попала в уже упомянутый дом призрения, а Эвелин стала жить одна в их общем доме, посвятив свою жизнь борьбе с вампирами.
Вы спросите, откуда я это узнал? Эвелин рассказала мне после одного случая. Это произошло так.

После того, как я покинул дом моей новой знакомой, граф ещё долго насмехался надо мной из-за моей чувствительности.
Должно быть, во мне оставалось тогда ещё очень много человеческого, сейчас этого уже нет.
Я не буду пересказывать вам все его насмешки: это долго и не вызывает у меня желания, к тому же вы знаете, как способен насмехаться бессердечный вампир над всем хорошим, что в тебе ещё осталось.

Скажу только, что после этого, ночью, мы полетели в ближайшую деревню в поисках крови: я к тому времени уже не мог без неё обходиться.
Между людьми и вампирами разыгралась битва: люди не хотели умирать и сопротивлялись; я понимал их, потому что сам был когда-то человеком, но голод, который я испытывал, ( я уже четыре дня не пил свежей крови), лишил меня способности разумно мыслить, и я бросался на смертных, сам того не желая.

Я уже летел высоко над одним юношей, готовый схватить его, как вдруг, меня что-то отвлекло: в пылу сражения я увидел Эвелин: она была одета во всё чёрное, волосы у неё развевались, девушка выглядела как древнеиндийская богиня Кали, а возможно, и ещё устрашающе.

Должно быть, я всё - таки выпил кого-то, потому что мои губы были в крови, когда она меня заметила:

- Вейдарн! Здравствуй, что ты здесь...- девушка осеклась, посмотрев на меня и, продолжила:- делаешь.

- Я...- я пожал плечами, не зная, что сказать: мое лицо говорило само за себя.

- Ну, конечно, как я сразу не догадалась, что ты вампир! Эти странные разговоры, отвращение к иконам.

Повсюду кричали и метались во все стороны люди, за ними по пятам летели огромные летучие мыши - другие вампиры из свиты графа Дракулы.
Мимо нас с криком пробежала молодая женщина лет 35-ти; одна из невест графа всё- таки укусила её, опустившись при этом почти к самой земле.
Бедняжка сделала ещё шага два и рухнула почти под ноги Эвелин.

Девушка невольно отпрянула. Вокруг нас раздавались крики, удары железа( крестьяне оборонялись вилами), возгласы проклятий, злорадный смех вурдалаков и звон серебряных клинков: по счастью, в деревне проживало ещё 6 таких же истребителей вампиров, как Эвелин. С их помощью сопротивление шло бодрее: люди были преисполнены святой веры в победу; их боевой дух был, если не на высоте, то, по крайней мере, на весьма стабильном уровне.

Я взял Эвелин за руку и увёл подальше от шума битвы.

- Да, я вампир, а ты-то кто?- горько усмехнулся я.

- Я - та, кто их истребляет.

- Не подумал бы.

- Я тоже.

- Что тоже?

- Я тоже не подумала бы, что ты - вампир.

- Почему ты этим занимаешься?

- Я ведь не спрашиваю тебя, почему ты пьёшь кровь?!
- Со мной всё понятно: у меня голод.
- Голод?! Вот, значит, как?! Тогда можешь выпить меня, давай, уж лучше я, чем они,- девушка указала на мечущихся в страхе крестьян.

- Эвелин...
- Не надо. Мои родители были истребителями вампиров, они погибли от их руки, мой долг - продолжить их дело, иначе выходит, что они отдали свои жизни зря.

- Эвелин... я не всегда был таким.

- Это тебя не оправдывает - сурово сказала девушка и добавила:
- Ну, чего стоишь, пей.

- Не могу.

- Неужели? Ведь ты вампир.

- Ты для меня больше, чем просто человек.

- По - твоему эти люди заслуживают смерти?

- Нет, конечно, но я не виноват.

- Ты не виноват, Он не виноват, все вокруг не виноваты!- Эвелин встряхнула меня за плечи:- Кто виноват, Вейдарн, кто, если не Он, то кто же виноват в смерти моих родителей?!

- Прости.

- Прости? Это всё, что можешь сказать?

- Я ведь не просил тебя помогать мне! Ты сама подошла ко мне, помнишь?

- Я знаю.

- Жалеешь об этом?

- Нет, не в моих правилах жалеть.

Внезапно она подошла ко мне и обняла. На минуту я растерялся от такой нежности.

- Прости, я накричала на тебя, мне очень жаль.

- Ничего страшного.

- Нет, правда, Вейдарн, прости меня. Ты не такой, как эти бездушные убийцы: ты сначала думаешь, а уж потом делаешь что - то, а не наоборот. Просто, ты запутался, но я буду помогать тебе, чего бы мне это не стоило.

- Спасибо.
- Не за что. А сейчас улетай.
- А как же ты?
- Я разберусь с вампирами и вернусь домой, не надо на это смотреть.
- Будь осторожна, ответил я, в свою обняв девушку.
- Буду, прощай.
- Прощай? Что значит, прощай?! Надеюсь, не навсегда?!- крикнул я вслед убегающей Эвелин, но она меня уже не слышала.

Я выполнил наказ девушки, оставив её на поле брани, хотя в душе был против этого, но не осмелился ей перечить. Мы встретились на следующий день, у неё дома на улице Плача.

День, прожитый мною сегодня, прошёл недаром: я узнал тайну Эвелин и с ужасом осознал, что между нами лежит ещё большая пропасть, чем я предполагал.

23:46 

00:32 Chapter 5

Мой Эдем пахнет дымом ментоловых сигарет, И звучит J-Rock-ом в стареньком телефоне.
Открытая вражда.
Когда я вернулся в замок, меня ждал « сюрприз»- граф Дракула видел нас с Эвелин вместе, и ему не терпелось позлорадствовать на эту тему.

Поэтому, как только я поднялся в свою комнату, пришёл Игор и сказал, что Хозяин ждёт меня в библиотеке.
У графа была на удивление большая библиотека: мне непонятно было, зачем вампиру нужно столько книг, но этот ходячий мертвец оказался на удивление эрудирован: он знал очень много о сражениях далёкого прошлого, историю иностранных государств, геральдику и гербологию, химию, биологию и анатомию, почти все естественные науки, за исключением, может быть, неевклидовой геометрии, в которой он разбирался так себе.

Меня всегда интересовал один вопрос: интересно, невесты Дракулы такие же начитанные, как он?
Чуть поразмыслив, я подумал, что нет, иначе Владислав Дракула не звался бы Хозяином, а просто стоял бы на одной ступени с другими вурдалаками, чего он, конечно же, допустить не мог, ибо он страдал от непомерной гордости и высокомерия.
Да - да, не удивляйтесь, даже мертвец может выказывать иногда чувства, присущие живым людям.

Я думаю, что из всех грехов, какие только существуют, для Дракулы, более остальных был характерен один - гордыня.
Однако, я увлёкся, перехожу непосредственно к интересующим вас событиям.

Итак, как я уже сказал, граф ждал меня в библиотеке.
Я зашёл не постучавшись, и Дракула сразу же налетел на меня с расспросами:

- Я слышал, ты нашёл себе подружку?
-Не понимаю, о чём ты?
- Не о чём, а о ком. Фурия с чёрными волосами, с серебряным клинком в руках.
- Я всего лишь сражался с ней.
-Ну, конечно! Мне показалось, вы любезничали.
-Вовсе нет.
-Правда? Никогда раньше не думал, что для того, чтобы убить кого-нибудь, нужно тратить так много времени на разговоры.
- Это мой метод. Он называется психологическое воздействие на жертву.
- И, похоже, в этот метод входит отпускать добычу, которая сама идёт к тебе, когда каждый нормальный вампир выпил бы её?
- Я бы выпил, правда, но я уже насытился: я выпил какого - то парня, перед тем, как её увидел. И потом, у неё был крест.
- Да неужели? А я думал, она тебе нравится. К тому же крест можно было содрать с её шеи. А, может, ты влюбился? Влюблённый вурдалак!- граф презрительно усмехнулся.- Звучит нелепо, не правда ли, ведь у нас нет сердца?

Он расхохотался.

- Знаешь, а она ничего. Я слышал, как ты звал эту незнакомку Эвелин. Горячая штучка: зарубила трёх наших сородичей и даже не побледнела. Я сделаю её своей невестой. В отместку за смерть одной из моих невест: сегодня утром мне сказали, Маришка потеряна для нас.
Навечно.
Но ты не бойся, Вейдарн, я горевать не буду. Твоя подружка подвернулась очень кстати.
Мне очень нравятся такие, как она: сильные, наглые, дерзкие, упрямые, красивые.
Да, она будет превосходной невестой- самой лучшей из всех, что у меня когда - либо были.

- Ты не посмеешь!
- Иначе что?- язвительно проговорил вурдалак.
- Иначе я ухожу из замка.
- Куда ты пойдёшь? Люди злы на тебя: они с радостью вобьют кол в твоё сердце.
- Не раньше, чем я расскажу обо всех твоих зверствах.
- Глупец! Люди не станут тебя слушать.
- Все, возможно, не будут, но услышат многие и расскажут всем.
- Мне так страшно, Вейдарн! А с чего ты взял, что ты выйдешь отсюда?
- Я уже убежал однажды, помнишь?
- Да, я оплошал немного, но теперь ошибок не будет. Игор ни за что не выпустит тебя без моего приказа, а ты будь уверен, что я не отдам такой приказ.
- Но мне нужна кровь!
- Мои невесты принесут тебе. А я пока подумаю над тем, как лучше пригласить мисс Эвелин в замок.
- Да я скорее соглашусь в аду гореть три века подряд, чем позволю тебе приблизиться к ней хоть на метр, ты понял?!
- Да будет так,- лицо графа исказила презрительная ухмылка.

Я вышел из библиотеки, хлопнув дверью так, что казалось, что она слетит с петель.

С этого момента между мной и Владиславом Дракулой началась открытая вражда.

URL

23:47 

00:33 Chapter 6

Мой Эдем пахнет дымом ментоловых сигарет, И звучит J-Rock-ом в стареньком телефоне.
Глава 6.
Предупреждение.

После такого эффектного ухода из замка, я первым делом полетел к Эвелин, чтобы предупредить девушку о грозящей ей опасности.

Когда я добрался до улицы Плача, то увидел, что в доме истребительницы вампиров не горит свет.

Я подумал, что Эвелин нет дома: подёргав дверь, и заметив, что она не заперта, я решил подождать мою знакомую у неё дома, как вдруг, услышал какие - то звуки в темноте.
Я пошёл на эти звуки, и увидел Эвелин, сидящую на полу, возле стены, спиной ко мне.
Девушка плакала. Я постоял минуты две в раздумье, понимая, что надо что - то сказать, но не знал, с чего начать.

Наконец, я подошёл к девушке и, опустившись перед ней на колени, положил руки на плечи Эвелин:

- Что случилось?- спросил я.
Эвелин молчала. Я повторил вопрос:

- Эвелин, скажи мне, что произошло?

Она повернулась ко мне. Мои глаза встретились с её заплаканными глазами.

- Грей сегодня погиб,- проговорила Лин в пустоту.

- Кто?- не понял я.
- Грей Коллинз, - ответила девушка. - Ах, да ты же не знаешь, кто это!

- И кто же?

- Грей Коллинз. Друг моего деда. И друг нашей семьи тоже. Он помогал нам, когда...- она помолчала - когда умер дедушка, и бабушка сошла с ума.- Она всхлипнула.- Дракула убил его сегодня ночью.

Грей был мне как дедушка: он любил меня, баловал, как родную внучку, покупал сладости на День рождения и Рождество.
Эвелин заплакала.- Не могу поверить, что его больше нет.

Сердце девушки не выдержало: она зарыдала в голос.

- Ну, тихо-тихо. Ш...- я обнял Лин за плечи:

- Хватит плакать, а то мы здесь утонем. Смотри, ты уже целое озеро наплакала. Ну, перестань, Эв.- ласково сказал я, вытирая слёзы на щеках девушки.

Лин слабо улыбнулась:

- Спасибо, Вейдарн, ты умеешь утешать. Кстати, а почему ты пришёл ко мне так поздно, ведь уже 11 вечера?

- Я...- я посмотрел на часы в гостиной: потемневшие от времени свинцовые стрелки показывали точно 11 вечера.

- Я пришёл сказать тебе: Дракула положил глаз на тебя.

- В смысле?

- В смысле, ты ему приглянулась.

- И он послал тебя за мной, чтобы ты привёл меня в его логово?

- Вообще - то - это замок.

- Мне нет разницы, как это называется, так ты за этим пришёл?

- Вообще-то, если говорить честно я...

- Да уж, будь так добр, Вейдарн, говори честно!- вспылила Эвелин, глаза которой метали огненные молнии.

- Я пришёл предупредить тебя об опасности.

- Какой опасности?

- Дракула собирается сделать тебя своей невестой. Он что - то говорил о «приглашении в замок» - я думаю, он намерен выкрасть тебя.

- Я скорее умру, чем буду служить ему!

- Я понимаю. Именно поэтому тебе нужно уехать.

- Уехать? Но куда?

- Подальше от Трансильвании, в Лондон, например.

- В Лондон?! Но меня там никто не ждёт, у меня нет там родных, кому я буду нужна там?

- Хочешь, я с тобой поеду?

- Ты? Со мной?

- Да, а что?

- Он уничтожит тебя, Вейдарн!

- Мне всё равно.

- А мне нет. Ты дорог мне.

- Почему?

- Потому что, - при этих словах Лин обняла меня,- у меня ещё никогда не было такого хорошего друга, как ты.

- Что ж, значит,- это ещё одна причина, по которой я должен ехать с тобой. Рядом с тобой должен быть друг, который будет защищать тебя.

Девушка с сомнением пожала плечами.

- Пойми, Эвелин,- я встряхнул её за плечи - от меня много пользы: я практически не сплю, если только днём пару часов, меня не нужно кормить и... и я отлично вижу в темноте.
Кроме того, меня не убить, если кто-то не вобьёт мне в сердце кол, разумеется.

- Но тебе нужна кровь! Человеческая кровь, Вейдарн!

- Не обязательно. Я могу пить кровь животных: свиней или крыс, например.

- Почему же вампиры пьют нашу кровь, если могут без неё обойтись?

- Раз, узнав вкус человеческой крови, ты уже не в силах остановиться. Это... это как опиум, понимаешь? Ты как будто слышишь зов и идёшь на него.

- Я слышала, вампиры чувствуют бег крови по жилам, а мою кровь ты чувствуешь?

- Да.

- Почему же ты не...

- Не что? Не выпью тебя?

- Да.

- Потому что...- я помедлил - я готов измениться ради тебя. Я откажусь от крови, только помоги мне больше не пить её.
Пожалуйста, Эвелин,- от волнения я вскочил на ноги, затем вторично опустился на колени.

- Вейдарн, что ты...- девушка осеклась, когда я поцеловал ей руку, и продолжила:- делаешь?

- Умоляю тебя, помоги мне. Я н больше быть вампиром! Я устал. Я хочу научиться обходиться без крови. Я не могу больше! Я никогда не хотел быть таким, как Он.
Пожалуйста, Лин, спаси меня!- мой голос сорвался на крик, я с такой силой сжал руки девушки, что костяшки её пальцев побелели. Должно быть, Эвелин было очень больно, но несмотря на это, она мне ничего не сказала, и рук моих из своих не выпустила.

- Вейдарн, Вейдарн, успокойся, ты что!- Эвелин перекрестила меня три раза, сказав:

- Свят, свят, свят.

Меня передёрнуло: в глазах потемнело, резко заболела голова, а руки и ноги пронзила такая дикая боль, что казалось, в моё тело вонзилось сразу не менее тысячи кинжалов; я начал кататься по полу.

Эвелин подбежала ко мне:

- Вейдарн, Вейдарн, прости, прости, я забыла. Я такая глупая.
Прости, скажи, где болит? Только не умирай, слышишь?!- девушка взяла меня за руки:- Боже, твои руки холодны, как лёд!

- Оно и понятно: ведь я вампир.

- Да, конечно, конечно, просто, всё это так странно: ты жив, а твои руки холодные.

Она поцеловала мои руки, пытаясь согреть их.

- Я не смогу Эвелин, я слишком слабый, у меня нет силы воли.

- Неправда. Она есть у каждого человека.

- Но я же не человек! - в отчаянии воскликнул я.

- Но ты когда-то был им. Пойми, Вейдарн, для меня неважно, кто ты: вампир или человек, главное - что у тебя вот здесь.- Лин приложила руку туда, где у обычного человека должно находиться сердце.- Вместе, мы сможем победить Дракулу.

- Ты не знаешь, о ком говоришь,- сдавленным голосом проговорил я.- Он - чудовище.

- Он убил моих родителей, он заслуживает смерти. В любом случае, иной участи он недостоин, жёстко сказала девушка.

- Он убьёт тебя.

- Мне всё равно. Ты мой друг и я тебя не брошу.

- Я такой же, как Он.

- Не говори так. Ты научил меня...

- Чему?

- Раньше я думала, что все вампиры - мстительные высокомерные кровососы, возомнившие, себя Бог знает кем и не заслуживающие иной участи, кроме смерти.
Встретившись с тобой,- Эвелин посмотрела мне в глаза,- я поняла, что не все они одинаковые. Ты умеешь сочувствовать другим, Вейдарн, ты понимаешь чужую боль, в твоих руках ключи к сердцу каждого человека.
Тебе было жаль меня и тех крестьян в деревне, помнишь? Разве это не доказательство твоей человечности?

- Я выпил юношу тогда, если ты не забыла.

- Но...

- Помнишь, я сказал тебе однажды, что придёт день, и я покаюсь тебе во всех своих грехах?

- Вейдарн, я не Папа Римский, да что там, я даже не священник, так что...

- Этот день настал, Эвелин. Я хочу рассказать тебе.
Я прошёл церемонию четыре года назад. Полагаю, что смысл её тебе объяснять не нужно, ведь ты почти всё знаешь о вампирах.

- Да, это - церемония посвящения, её проходят все « не мёртвые». А почему ты сказал, что я знаю « почти всё?»

- Вампиры- порождения дьявола, всё о нас знает только Он.
Я не уверен, что кровавый граф знает себя также хорошо, как Люцифер знает его.
Так вот, - продолжал я.- После церемонии мне приказали убить мальчика, и я убил.

- Но ты не хотел этого!

- Это меня не оправдывает. Я стоял и смотрел на него, я ничего о нём не знал, кроме его имени. Мне он не сделал ничего плохого. А я выпил его,- я угрюмо опустил голову, добавив:

- Помолись за него, Эвелин. Пусть душа ребёнка обретёт покой.

- Как его звали?

- Корбан.

- Корбан. Красивое имя. Мне всегда не по себе, когда умирают дети: так плохо становится и на душе пустота, будто это моего ребёнка убили. Я обязательно помолюсь за него и закажу молебен в церкви.

- Спасибо. Если бы я был человеком, я бы сделал это сам, но...

- Можешь не продолжать, Вейдарн, я всё понимаю. Я всё сделаю, как ты сказал.

- Мне до сих пор противно оттого, что сотворил такое.

- Ты не виноват, у тебя не было выбора!

- Он доверял мне, а я выпил его!

- Ты прекрасно знаешь, что сделал бы с ним граф, если бы ты отказался!

- Но ведь он мог бы жить!

- Вейдарн,- ласково сказала Лин, взяв меня за руку,- ты...

- Что я? Не виноват?! Мне противно оттого, что я сделал, Эв, я - чудовище.

- Не говори так,- девушка погладила меня по руке.

- Не трогай меня, мои руки в крови! Я убийца, ты не должна помогать мне, не должна быть со мной!

- Как бы там ни было, я буду с тобой, Вейдарн. Я никогда не оставлю тебя, слышишь?

- Хорошо, если ты так хочешь...

- Очень хочу!

- Только давай уедем.

- Уедем-уедем. Конечно, уедем.

- Куда?

- А куда скажешь!- Эвелин обняла меня.- Бедный, бедный, Вейдарн! Ты совсем запутался, заблудился в бесконечном лабиринте жизни и смерти, столкнувшись с необходимостью постоянно между чем - нибудь выбирать.
Но вместе мы справимся, обещаю тебе.

Итак, Эвелин не вняла мольбам и, проигнорировав моё предупреждение, стала помогать мне, несмотря на то, что я вампир.

23:49 

00:33 Chapter 7

Мой Эдем пахнет дымом ментоловых сигарет, И звучит J-Rock-ом в стареньком телефоне.
Глава 7.
Зов крови.

Итак, как я уже говорил, мы с Эвелин строили планы, как добраться до Лондона и, самое главное, как сделать так, чтобы граф ни о чём не узнал.

В транспортных средствах я разбирался хуже, чем девушка: у меня были мои крылья и транспорт, как таковой, мне был просто не нужен.

Эвелин сказала, что для того, чтобы пересечь Карпаты, нужна повозка с крепкими колёсами, которые выдержали бы передвижение по крутым каменистым склонам, ведь в Карпатах дорога иногда проходит почти рядом с обрывами.
Поэтому право выбирать средство передвижения я предоставил истребительнице вампиров.
Всё время пока мы готовили побег, я жил у Эвелин в её уютном маленьком домике на улице Плача.

Мне странно говорить это, потому что я вампир, но всё это время я был счастлив: я уже почти месяц обходился без крови, разумеется, я говорю о крови человека, потому что Эвелин заколола для меня трёх свиней, которых купила на ярмарке, и я, что называется, « разнообразил меню», насколько это вообще можно обо мне сказать, так как я не человек вовсе.

Так вот: я не пил человеческой крови, мне не нужно было убивать, чтобы лишний раз сожалеть об этом (тогда я ещё мог испытывать к людям некоторые свойственные им чувства), такие как жалость, сострадание, искренность.

Я предупреждал людей о том, что могу на них наброситься, если во мне внезапно «просыпался» зов крови, и тогда они убегали прочь.
Сейчас этого уже нет, как нет и той, ради которой я так сильно изменился, впрочем, я забегаю вперёд.

Но самой главной, на мой взгляд, третьей причиной моего счастья было то, что я жил в доме вместе с любимой девушкой.
Я говорю « с любимой», потому что именно тогда, в этот, как потом оказалось, месяц, понял, как сильно я привязался к Эвелин.

Вначале я всё списывал на то, что я вампир и, что меня тянет к девушке просто, потому что я голоден.
Если бы всё было только в этом!

Не думаю, что Лин не замечала тех полных странной смеси боли и нежности взглядов, которые я иногда на неё бросал.
Чувство было такое, будто тебе на шею повесили огромный камень и сбросили в воду: ты пытаешься выбраться, веря, что никакой камень не сможет лишить тебя желания жить; ты говоришь себе: « это всего лишь камень, я сниму его, и всё станет, как прежде». Но нет, не тут - то было! Как только ты трогаешь его руками, пытаясь снять, он как будто становится тяжелее, давит на сердце, не отпускает тебя.
Сначала ты сопротивляешься, злишься на свою слабость, потом тебе надоедают попытки что - либо предпринимать, наконец, в твоей голове возникает вдруг страстное желание всё бросить и отдаться смерти, которая уже раскрыла тебе навстречу свои сладостные и холодные объятия.

Именно такое чувство возникало у меня всякий раз, когда я смотрел на девушку.
Если бы моё сердце билось, оно ушло бы в пятки, но сердце застыло, как тот самый камень: тяжёлое и холодное.

Сначала Эвелин спрашивала, что со мной происходит.
После нескольких моих отмалчиваний, она решила, что я болен и стала за мной ухаживать, пытаясь излечить ей самой придуманную болезнь.

Бедняжка, она забыла, что вампиры не болеют, или старалась забывать об этом, когда была со мной. Как бы там ни было, а Лин обращалась со мной, как с ребёнком, что, конечно же, было хуже смерти, ибо она не воспринимала меня всерьёз.

Мы как обычно сидели вместе вечером и обсуждали, что ещё осталась сделать для того, чтобы тайно уехать из Румынии.

Лин сказала, что нашла подходящую повозку у знакомого старика- садовника; оставалось выбрать день, потому что погода, как назло, не заладилась: небо заволокли пепельно-серые тучи, день и ночь шли ливни, падающие откуда- то сверху вместе с противными колючими снежинками (несмотря на то, что стоял октябрь, ветер приносил снег с хмурых Карпатских вершин), дороги размыло, ехать было невозможно: нам оставалось только сидеть и ждать.
И мы ждали: я и Эвелин. Как раз в эти дни со мной произошёл один неприятный случай.

Это случилось почти ночью, около полуночи.

С наступлением ночи мне всегда становилось плохо: открывалась моя вампирическая сущность: я голодал.

В полночь же, начинался такой ад, что я проклинал час, когда появился на свет.

Был канун Хэллоуина: мне подобные в это время пили кровь, и сейчас, во мне горела такая же жажда крови, как и у других нормальных вампиров.

Не в силах совладать с ней, я подошёл к Эвелин, сидящей в кресле возле стены.

- Что случилось, Вейдарн? Почему ты встал? Тебе нужно лежать в постели, ты болен!- сказала Лин, вставая с кресла.

Она всегда говорила « болен», даже если я был совершенно здоров: может, потому что она привыкла к моему и впрямь болезненному виду, а может, потому что ей нравилось нянчиться со мной, как с маленьким мальчиком. Я был счастлив и не возражал, ничем своё состояние не выказывая, вплоть до сегодняшней ночи.

Итак, я подошёл к Эвелин.
Я хотел сказать ей: « беги!», но язык не слушался меня: в этот момент я мысленно согласился с тем, кто сказал: « язык мой - враг мой»: из горла раздался лишь непонятный звук, похожий не то на стон, не то на рычание.

Эвелин повторила вопрос.
Я не ответил и подошёл ближе: девушка отступила к стене, прижавшись к ней спиной, и побледнев на мгновение. Я приближался к ней всё ближе.

Лин уже не задавала вопросов, а лишь стояла и смотрела на меня широко раскрытыми глазами. Я окинул девушку взглядом и не поверил себе: куда подевалась её воинственность?

Эв смотрела мне в глаза, затаив дыхание: наверное, я обладал какой-то магнетической силой; мой взгляд словно приковал её к месту, она не пыталась убежать.
Я сделал ещё шаг навстречу Эвелин: её веки были прикрыты, а губы приоткрылись, словно ожидая чего - то.

Но не на алые губы смотрел я, которые ( я не сомневался в этом), никто ещё не целовал.
Меня вдруг охватило страстное желание поцеловать девушку в шею: машинальным движением руки, я откинул чёрные, струящиеся по плечам волосы, и прикоснулся губами к шелковой коже Эвелин.
Сладостная дрожь пробежала по моему телу: я почувствовал движение горячей крови по жилам девушки.

Я уже хотел, было вонзить зубы в шею красавицы, спокойно стоящей передо мной, мысленно предвкушая, как ярко-алое тепло разольётся по моему телу, как вдруг, осознав, что я делаю, я с такой силой отшвырнул девушку от себя, что она буквально отлетела в соседний угол комнаты.

В ту же секунду истребительница вампиров пришла в себя:

- Вейдарн, что происходит? Почему ты стоишь посреди комнаты с искажённым от боли лицом? Я словно во сне была, ничего не помню.

- И не нужно. Не нужно помнить.

Наконец, к Лин полностью вернулся рассудок:

- Ты что, пытался выпить меня? Скажи правду, я не обижусь!

- О, конечно! Не поцелуешь меня по - дружески?- усмехнулся я, повернувшись спиной к девушке.

- Но... ты ведь не специально, правда же? - с сомнением спросила она, и, видя, что я не отвечаю, крикнула:

- Вейдарн!

Вместо ответа я повернулся к ней и сказал:

- Теперь ты знаешь, что такое зов крови.

После этих слов я вышел из комнаты, оставив Эвелин в полном одиночестве.

23:50 

00:35 Chapter 8

Мой Эдем пахнет дымом ментоловых сигарет, И звучит J-Rock-ом в стареньком телефоне.
Глава 8.
3коротких слова.

После того, как я рассказал вам, что я ушёл из дома истребительницы вампиров, грубо оборвав её на полуслове, вы, должно быть, думаете, что я - бессердечная тварь?
Что ж, вы отчасти правы, отчасти, нет.

Я говорю « отчасти», потому что вы судите обо мне предвзято.
Да, у меня нет сердца в том смысле, в каком люди его понимают: оно остановилось в тот момент, когда Дракула смешал свою мёртвую кровь с моей живой кровью. С тех пор моё сердце не бьётся.

Я не помню ударов своего сердца, и нет никого, кто напомнил бы мне, как стучит моё сердце, потому что никто никогда не слышал его ударов.
Те, кто сталкивался со мной впервые, поначалу удивлялись, потом пугались, потом их охватывал такой ужас, что все эти несчастные начинали думать, уж не приснилось ли им всё это, ибо никто из них не верил в то, что сердце может долгое время оставаться в бездействии, т.е. не биться.
Должен сразу сообщить вам, что из тех избранных роком людей, что встречались мне, редко кто видел меня снова; я не ставил перед собой цели завести с ними дружбу, они были нужны лишь для пропитания, поэтому они не успевали ничему удивляться.
Но вернёмся к Эвелин, которую я так надолго оставил в полном одиночестве, в отмеченном лихом доме на улице Плача.

Мне было стыдно оттого, что я сделал, поэтому я убежал на улицу, совсем как тот наивный семнадцатилетний юноша (каким я был тогда), убежавший из замка Дракулы после того, как убил мальчика по имени Корбан.
Тогда ко мне подошла девушка по имени Эвелин.
Она помогла мне избавиться от чувства вины, оправдав мой ужасный поступок, приводя весьма разумный аргумент о ещё более страшных деяниях графа Дракулы. Затем эта добрая девушка великодушно поселила меня в её доме.

Сейчас я был совершенно один: я обидел её, и мне было очень стыдно, особенно после того, как моя новая знакомая так трогательно - нежно заботилась обо мне, уже зная, кто я.

И сейчас эта самая девушка сидела одна в пустом неосвещённом доме и плакала навзрыд от обиды и боли, а я вёл себя как последний трус: у меня даже не было смелости извиниться перед Эвелин за всё содеянное.

Положение усугубляло ещё и то, что близился День рождения Лин - ей вот-вот должно было исполниться 19 лет.

Это было хуже всего на свете: ведь я, как её близкий друг, должен был быть сейчас в лавке какого-нибудь ювелира или бакалейщика, выбирая подарок для любимой девушки, а я, мало того, что обидел её, так ещё и из дома улизнул.

Посмотрев на небо, я увидел первые отблески зари. Меня слегка мутило и клонило в сон.
С наступлением утра все вампиры отправлялись в свои могилы: (у меня не было могилы, ведь я стал вурдалаком не по своей воле), нужно было возвращаться домой к Эвелин.

Я всё оттягивал и оттягивал своё возвращение, думая, что девушка очень на меня злится (как потом оказалось, мои опасения были напрасны и возникли на пустом месте, т.к. Эв встретила меня с распростёртыми объятиями и заплаканными глазами).

Я бы, наверное, никогда не вернулся назад, т.к. боялся вновь причинить Эв боль, считая, что ей лучше держаться подальше от меня, как вдруг, я увидел Алиру - уже упомянутую выше невесту графа Дракулы.

Если бы она меня заметила, все наши планы с Эвелин полетели бы под откос, но вампирша, шелестя крыльями, пролетела мимо. По крайней мере, тогда я так думал.

Однако я допускал и самый опасный для нас с Лин вариант.
Я подумал: а что если Алира заметила меня и полетела рассказать обо всём графу?

С ужасом представив, что может случиться с Эвелин. Если я оказался прав, (о себе я в тот момент не думал), я быстрее ветра полетел на улицу Плача.
Едва успев приземлиться перед домом, я услышал звук отпирающихся дверных засовов: на пороге стояла Эвелин.
Красивое лицо девушки было мокро от слёз, а глаза выражали тревогу.

- Вейдарн, ты вернулся! - воскликнула Эв, делая шаг вперёд и протягивая руки, чтобы обнять меня.- Я так волновалась! Куда ты улетел? Я уже хотела идти искать тебя!

На мгновение девушка замолчала, пристально на меня глядя.

- Что?- спросил я, видя немой вопрос во взгляде Эвелин.

- То! - сказала истребительница вампиров, отвесив мне такую звонкую оплеуху, что я вынужден был схватиться за щеку, которая вмиг побагровела.

- Несносный мальчишка! Ещё раз так сделаешь, убью! Скажи спасибо, что легко отделался! В следующий раз я...

Она хотела ещё что-то сказать, но я перебил девушку словами:

-Эвелин, я видел Алиру.

- Алиру? Когда?

- Пару минут назад. Она летела по направлению к замку.

- О, Боже! Она тебя видела?

- Не думаю.

- Видела или нет? Вейдарн, это очень важно. Если она тебя заметила, нам конец.

- Я знаю.

- И?

- И я думаю, что...- я помедлил -...что Алире известно, где я.

Эв всплеснула руками, побелев от испуга. Не думаю, что истребительница вампиров боялась за себя, нет, скорее всего, она боялась, что я опять попаду в замок Дракулы, и всё станет как прежде. Поэтому Эвелин с тревогой на меня посмотрела:

- Ну, и что же нам делать?- спросила она, от волнения сжав мою холодную руку.

- Уезжать прямо сейчас.

- Сейчас? Но дороги размыты, лошади не пройдут по ним, Вейдарн! Надо подождать!

- Мы не можем ждать, Эвелин.

- Но как же мы...

- Мы не можем ждать!- воскликнул я, с силой ударяя на словах « не можем».

- Хорошо,- ответила Эв примиряюще, поехали.

Ох, не знал я, что в это время, вышеназванная Алира уже успела рассказать всё графу, который (в этом нет сомнения), искал меня всё это время.
Он без промедления бросился за нами в погоню.

Мы уже поехали большой участок леса и выехали на горную тропу: повозка наша была совсем близко к краю пропасти, чернеющей справа.

В это время, я заметил высоко в небе 4 чёрные точки, которые приближались к нам с быстротой шаровой молнии.
В одной из них, самой крупной, я без труда узнал Владислава Дракулу.

Я с какой-то поистине адской силой натягивал вожжи, так, что у коней изо рта потекла кровавая пена: видно было, что они долго не протянут.
Вампиры всё приближались.

Я ударил ещё раз: кони заржали, каким-то совсем не конским ржанием; теперь уже пена покрывала тело каждого из коней целиком: удила всех троих были в крови, а я всё нёсся вперёд, словно удирая от Люцифера, гнавшегося за мною по пятам.

Видимость была, чёрт ногу сломит. Граф догонял нас, лошади устали, и если бы не страх, который при виде Дракулы испытывали все живые существа, они бы давно уже остановились; приближался опасный поворот!

Я ударил кнутом ещё раз.
В этот миг наперерез нам бросился граф, широко распахнув в воздухе свои крылья.
Кони в испуге заржали: копыта их заскользили по зимней слякоти, повозку понесло в сторону обрыва; Эвелин испуганно вскрикнула.
В ту же секунду наше средство передвижения полетело вниз.

Я на лету выбрался с козел, пытаясь поймать Эвелин, со страшной скоростью летящую вниз вместе с повозкой, но граф опередил меня, унося девушку в свой ужасный замок.

Я был в отчаянии. Я вернулся в дом девушки на улицу Плача, которая наконец-то оправдала своё название: я плакал как ребёнок, в день смерти моих родителей.

Находиться в доме Эвелин, где каждая вещь, каждая мелочь о ней напоминала, было мучительнее всего.

« Если бы дьявол хотел наказать меня за что - то, он не смог бы придумать пытки страшнее»- подумал я тогда.

Сомнений не было: надо спасать Лин, но как это сделать? Как пробраться в замок незамеченным, когда Дракула так яростно меня ищет?

К счастью, во время подвернулась Алира.
Я говорю, « к счастью», потому что то, что она сказала, дало мне право прийти в замок без утайки.

Конечно, граф потом сотню раз проклял себя за недальновидность, но сейчас, Алира сказала то, что мне нужно было, чтобы она сказала, так что я был даже рад ей.

Я забыл сказать, что окна в комнате Эвелин были открыты, несмотря на то, что было довольно холодно.
Видимо, девушка проветривала помещение и забыла закрыть их, когда я так внезапно вернулся.

Так вот, Алира влетела в комнату и медленно проговорила:

- Хозяин очень зол на тебя, Вейдарн, очень зол. Но...- она помолчала...- Он готов простить тебя. Он простит тебя, когда ты вернёшься в замок.

- Ну, да! Так я и поверил! - саркастично воскликнул я.

- Правда, Он уже наказал тебя, Вейдарн, 2 раза Он не наказывает.
Похищение твоей знакомой - это наказание за твой побег. Ты ведь не собирался бежать вместе с девушкой, так?- вампирша прищурилась.

- Нет. Случайно наткнулся,- не долго думая, соврал я.

-Ясно. Так знай, Вейдарн: наказаний больше не будет.

- А что будет?

- Празднество. День всех дней: день, когда Хозяин стал Хозяином. Его день.
Там, в замке, во время Празднества, Он сделает девчонку своей невестой. Ты ведь не огорчишь Хозяина отказом? Ты придёшь на его свадьбу, правда?
Не беспокойся, Вейдарн, Он будет хорошо с ней обращаться, также как со мной,- невеста расхохоталась.

- Так ты придёшь?- повторила она, видя, что я до сих пор стою в молчании.

Я живо смекнул, в чём моя выгода и решил, что приду, во что бы то ни стало.

Понимая, что это единственный способ спасти Эвелин, я ответил:

- Хорошо. Передай Хозяину, я навещу его. Алира.

- Я знала, что ты это скажешь, - губы вампирши скривились в усмешке. Затем она исчезла также быстро, как и появилась.

Алира улетела, а для меня всё происходящее слилось в три коротких слова: побег, похищение, Празднество.

Alternative & Gothic - Two Parts of Me

главная