Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:50 

Ну я ж говорю что эт судьба а ты мне не веришь, упрямец!))

Мой Эдем пахнет дымом ментоловых сигарет, И звучит J-Rock-ом в стареньком телефоне.
Сегодня поменяла гитару, та была с браком, спасибо девчонкам, продавец сучка такая сказала типа я сама там колдовала, ха!Покажите мне человека, коттрый сможет на грифе вкртолётом струны натянуть так, чтоб они не порвались, памятник поставлю правда! Хорошо дира мага оказалась понимающая, продавца вообще спалить я ей видите ли нахамила когда попросила подсказать какую гитару лучше взять, как я везла чешку свою домой в переполненном автобусе разговор отдельный, мну ток ленивый не задел, дома довольная стала выбирать имя со значением возрождённая, потом плюнула решила назвать именем скандинавской богини какой-нить воинствующей, ни черта красивого, кроме Фрейя не нашла, но сцуко, богиня любви, чисто случайно так вышло, что назвала Каллисто предварительно посоветовавщись с Кирой,( было много вариантов просто), и вот точно наверное есть Марсобоги, Каллисто млин спутник Артемиды. я б в жизни тож не отказалась))) Знающие люди поймут о чём, я а незнающим я всегда рада объяснить

00:34 

00:45 Прости меня моя Valhalla! Среда, 22 октября 2008

Мой Эдем пахнет дымом ментоловых сигарет, И звучит J-Rock-ом в стареньком телефоне.
Третий день как есть гитара и уже порвала 2 струны, думаю мож их таким макаром все порвать а потом новые вставить? Дайте яду!

00:33 

23:31 I've returned!!!

Мой Эдем пахнет дымом ментоловых сигарет, И звучит J-Rock-ом в стареньком телефоне.
Ох, как долго я тут не была, какие т непонятки со входом, всем, кто без меня скучал( Если такие есть) здравствуйте!

00:29 

04:17 Глава 15, пр-е

Мой Эдем пахнет дымом ментоловых сигарет, И звучит J-Rock-ом в стареньком телефоне.
с улыбкой промолвила Сара.- Между нами... Не думаю, что её возьмут в рай.- новообращённая вампирша разразилась неистовым хохотом.

- Между нами... ты никогда мне не нравилась,- съязвила Вайолетт, разрядив в упыриху обойму с серебряными пулями. Через миг от Сары осталась лишь застывшая лужа на полу.

- Уходим!- крикнула Вайолетт Сэму.
Он кивнул и взял Эвелин на руки.

- А ты,- Вайолетт обратилась к графу,- ты будь уверен, недолго тебе осталось. Бог любит троицу, и скоро Общество Истребителей сокрушит тебя.

Так ушла из этого мира девушка, чьё существование само по себе было настолько сказочно-невероятным, что многие сомневались в том, была ли она вообще, или Эвелин Соммерс выдумали те, кто верит в свет


Конец 2-й части

00:27 

04:16 Глава 15.

Мой Эдем пахнет дымом ментоловых сигарет, И звучит J-Rock-ом в стареньком телефоне.
Последняя битва Эвелин

- Здорово мы с вампирами разделались,- проговорила Вайолетт, сверкая глазами и пригубила бокал красного вина.

- И не говори, я прямо значимость свою чувствую, после каждого логова, стёртого нами с лица Земли,- в ответ улыбнулась Эвелин.
Девушки сидели в просторной столовой, наслаждаясь обедом, вовремя поданом услужливым дворецким.

- Дамы, вы настоящие воины, своего рода амазонки, рядом с которыми я чувствую себя, как вошь на гребешке,- проговорил Сэм, входя в столовую со Стеллой на руках.

- Брось, Сэм, твоя заслуга в наших походах тоже присутствует, ты помогал выслеживать логова, мы с Эвелин без тебя не справились бы,- серьёзно заметила Вайолетт.

- Я бы предпочёл послать к чёрту такого рода деятельность, ради этого сероглазого чуда,- сказал Сэмюэл, целуя дочь.

- Я тоже предпочла бы забыть всё происходящее сейчас, как страшный сон, но Сэм, всё так сразу не бросишь, нужна какая-то отдушина, а вампиры нападают на нас целыми оравами, как саранча на поле ржи!- воскликнула Эв.

- Ладно, не будем ссориться, и понадеемся на лучшее,- умиротворяюще сказала Вайолетт. В это время в помещение вошёл дворецкий:

- Мисс Эвелин, вам письмо,- не по годам молодым, твёрдым голосом сказал убелённый сединами старик.

- Спасибо, Эдвард. Мааленькая просьба, зови меня Эвелин, как в детстве, ты столько любви вложил в нашу семью, что у тебя не хватало времени заботиться о своих сыновьях, так что забудем про условности,- сказала Эвелин, вскрывая конверт.

- Это письмо от Марвина. Сара в плену у Дракулы.

- Кто такой Марвин?- поинтересовался Сэм.

- Матерь Божья!- не давая ему договорить, воскликнула Вайолетт.

- Мой кузен,- объяснила Эвелин, - Сара- его сестра, а значит, моя кузина.

- И что ты собираешься делать?- спросила Эв подруга.

- Как что? Спасать её, разумеется!- горячо воскликнула истребительница вампиров.

- Эв,- Сэм серьёзно посмотрел на жену,- мы ведь хотели начать всё заново, хотели другой жизни...не ЭТОГО.

- Ты предлагаешь бросить Сару?
Сэм молчал.

- Как ты можешь, она ведь не чужая мне! Я пойду туда и ты меня не остановишь!

- Я пойду с тобой.- уверенно сказал Сэмюэл.

- Если уйдём оба, кто останется с дочерью?- резонно заметила Эв.

- Подумай об этом, ведь это ты- мать!

- Прекратите оба!

- Вайолетт, не лезь! - в один голос воскликнула пара. Подруга опешила и замолчала.

- Пойдём вместе.- заключила Эв.

Через час троица выехала по направлению к Белфасту, всё в тот же особняк на улице Чёрной Орхидеи, где после, так называемой, « смерти» герцогини Триш, Дракула решил на время обосноваться.

Через 3 недели, Эв как ураган ворвалась в уже упомянутый особняк, крича:

- Сара! Сара, ты где?

- Я здесь,- донёсся слабый голос из залы.

- Да-да, ответь ей,- вкрадчивым голосом посоветовал Дракула, выходя навстречу:

- Эвелин, Эвелин... Я уж думал, что больше тебя не увижу.- Граф томно вздохнул и усмехнулся:- Соскучился, просто слов нет. О, я вижу, ты вышла замуж?- сказал вампир, косясь на кольцо.

- Я два раза не повторяю: отпусти девушку и я уйду.

-Ты прямо как Вейдарн... Само благородство!- вурдалак расхохотался.

- Не смей произносить его имени!

- Иначе что?

- Увидишь. Отпусти девушку!

- Ну вот, а говорила два раза не повторяешь!- граф скривил губы в презрительной усмешке.- Какой всё-таки люди забавный народ!
Ладно, забирай свою подружку.

- Тут что-то не так...- шепнул Сэмюэл Вайолетт.- Слишком уж он сговорчивый для сволочи каких мало.
Девушка кивнула.

- Маленькая деталь, красотка, я уже обратил её.
В тот же миг Сара с размаху налетела на Эвелин и укусила её.

- Эвелин, любимая!- Сэм бросился к жене:

- Нет, только не сейчас, держись, пожалуйста, ради нас, ради нашей дочери... Уедем и будем жить как мы мечтали, помнишь: ты, я и наша дочь в большом доме с камином, далеко-далеко отсюда...

- Как трогательно! Я, кажется, где-то уже это видел,- усмехнулся граф.

- Заткнись!- крикнула Вайолетт.

- Сэм,- тихо позвала Эвелин, конвульсивно дёрнувшись,- я никогда тебя не слушала... Никого...не слушала. Мне...надо было растить дочь... и...сочинять сказки как твоя мать... Я... я никудышная воительница и я... ужасная жена...- по губам девушки скатилась струйка крови.

- Нет. Не говори так, ты... ты лучшее, что могло со мной случиться... Я лю...

- Шш... - Эв приложила палец к губам Сэма,- у меня мало времени...

- О чём ты?

- Ты знаешь о чём.- красавица попыталась улыбнуться.- Обещай мне... Обещай Сэм...

- Всё, что угодно!


- Воспитай нашу дочь... не хочу, чтобы она видела...видела всё ЭТО... увези... Стеллу...

- Я обещаю.

- Я люблю...-Эв замолчала. Её глаза широко распахнулись, словно от удивления, на губах запеклась кровь.

- Я обещаю, Эвелин- прошептал Сэм, с трудом сдерживая слёзы.

- Её душа уже отлетела, -

00:26 

02:23 Второй фик к " Ворону"

Мой Эдем пахнет дымом ментоловых сигарет, И звучит J-Rock-ом в стареньком телефоне.
Рейтинг: PG
Размер: Min
Отношения: Gen
Вписка( Self-insertation)
Дисклеймер: использование цитат из фильма « Ворон», main character was thought by James O’ Barr, воплощённый на экране бессмертным Брэндоном Ли.
Жанр: Angst
Alpha: Tatiana de Lionkur “ Lee” Leto
Beta: Кира{ Apocalyptic- and- Insane} Аникина
Название:

« Дождь не может быть вечным».

Это была обычная осенняя ночь. Такая же, как и миллионы других в моей жизни. Я уже давно перестала их различать: с тех пор, как умерла мать, я осталась совсем одна в своей квартире, с кошкой по кличке « Lady».

Последнее время по улицам стало страшно ходить вечером: то сообщения в СМИ о то и дело появляющихся в окрестностях сексуальных извращенцах, то нападения наркош на горожан. Поэтому я старалась возвращаться домой ещё до 11 вечера.

Странно, оставшись одна, я стала часто бродить по улицам, хотя раньше никогда этого не делала. Вернувшись, я покормила кошку, которая тёрлась холодным носом о мои ноги, выпрашивая еду, сделала себе жутко противный кофе, посмотрела видеофильм и завалилась спать, благо Интернет до 6 ти утра мне уже просто опротивел.

Меня разбудил резкий звук, как будто кто-то пытался влезть в окно.
« И проснулся я от звука, как будто кто-то вдруг застукал в мою дверь»

Эх, не надо было мне смотреть на ночь фильмы с готическим уклоном!
Я включила свет. Стрелки будильника показывали 3 часа ночи. Я не на шутку испугалась: по городу ходили слухи о ночных погромах и кражах. Один раз, бандиты настолько обнаглели, что вломились в мою квартиру днём и вынесли всё, что плохо, и, не очень хорошо, лежало. Вернувшись. Я обнаружила в моём хаусе жуткий кавардак, и была очень рада тому факту, что меня не оказалось тогда в квартире. Я всегда закрывала на ночь все окна, и теперь, я вскочила как ужаленная.

До меня донёсся звон разбитого стекла, крики: « мать твою, какого хрена ты делаешь?!», и жуткий смех. Буквально влетев на кухню, я увидела чёрный силуэт в проёме разбитого окна.

- Ты кто такой?- спросила я.- Что тебе нужно? Меня обчистили на той неделе, так что я ничего не могу тебе предложить.

- Тебе не мешало бы поплотнее закрывать окна,- вместо ответа сказал незнакомец, и повернулся.

Это с трудом можно было назвать лицом: большое белое пятно, даже какая-то гримаса, впечатление такое, что парень израсходовал на себя тюбиков 10 тонального крема самого светлого оттенка. Подведённые чёрным глаза и такие же чёрные ресницы и губы, делали его лицо ещё более бледным.
Он сделал шаг навстречу, я отступила, пытаясь держаться как можно более смело.

- Как ты здесь оказался?

- Я увидел, как трое не самых приятных субъектов лезут в окно, и решил, что тому, кто живёт здесь нужна помощь.

- Ты убил их? Господи Исусе!

- Сто раз уже слышал. Они все уже были мертвы.- незнакомец сел в кресло, спугнув кошку, которая испуганно зашипела.

- Кажется, я её напугал.

- Не ты один. После недавнего визита « очень милых людей» в мою квартиру, она ото всех шугается.

- Как зовут?

- Леди

- А мою звали Габриэль.

- Где-то я тебя видела, но вот где...

- Боишься?

- Нет.

- Да? Тогда почему ты куришь это?- парень указал на пачку сигарет.

- Я не курю. Это от папы остались.

- Твой отец бросил вас с матерью, когда ты была ребёнком.

- Откуда ты знаешь?

Вместо ответа он подошёл и взял сигарету из моих рук:

- Лучше бросай. Они убьют тебя.

- Откуда всё- таки ты меня знаешь? Мы знакомы?

- Надеюсь. А ещё я знаю, что тебе холодно и у тебя болит голова.

- Это из-за дождя.

- Дождь не может быть вечным,- улыбнулся парень одними губами.

- Знаешь, я всё это время думала, кого ты мне напоминаешь. Этот грим... как у клоуна... «Дождь не может быть вечным»... Знаешь, я поняла, кто ты. Ты поклонник Брэндона Ли и поэтому красишься как Эрик Дрэйвен.

Парень приглушённо расхохотался:

- Смешно. Я и есть Эрик Дрэйвен.

Подумав, что он просто вошёл в образ, и, чтобы разрядить напряжение, я предложила:

- Пива хочешь? Мне заснуть помогает.

Достав из холодильника две жестяные банки, я протянула одну парню, заметив:

- Хотя, как же ты будешь пить, ведь если. ты Эрик Дрэйвен, то...

- То я уже давно умер так?- он сделал глоток и мило улыбнулся, выставив зубы.

- Да-да, - сказал парень,- так и есть. Иногда человек может вернуться с того света.
Люди однажды поверили, что когда кто-то умирает, ворон относит его душу в страну мёртвых. Но иногда, случается что-то настолько плохое, что несёт с собой ужасную грусть, и душа не может обрести покой. Но иногда, очень редко, ворон может вернуть душу обратно, чтобы исправить зло,- последние три слова мы сказали одновременно, Эрик продолжил:

- Теперь я нашёл себя. Обидно, что для этого нужно было умереть. Ну что ж... Значит, так надо. Зато теперь здесь будет спокойно
- А я всё равно боюсь смерти.

Он поднялся.

- Ты опять уйдёшь через окно?

- Нет. На этот раз я выйду через дверь.-Эрик помолчал...- А ты не бойся. Не бойся смерти. Жизнь в другом мире возможна, поверь мне. Она далеко не сказка, но всё же лучше, чем здесь. Помни, что я сказал: « Дождь не может быть вечным».

00:23 

02:17

Мой Эдем пахнет дымом ментоловых сигарет, И звучит J-Rock-ом в стареньком телефоне.
Фик к фильму " Ворон". Просьба не ругать за жуткий флафф, впервые пишу к фильму.
*
Пройдут года, века, тысячилетья,
Падут империи, замёрзнут реки,
А ты всё тот же... неподвластен смерти,
Всё так же в ночь распахиваешь веки.

Печальный взгляд и грим слегка нелепый,
Быть может, кто-то крикнет в спину: " Клоун!"
Алеющий рассвет тебя ослепит,
А на плече сидит бродяга-ворон.

Но вот наступит ночь,
И в этом мраке,
Сквозь пелену дождя, что льёт здесь вечно,
Ты вновь появишься...
В сияньи ночи ярком,
Отмстить за тех, кто канул в бесконечность.

Стекают капли по плащу и сыро,
В глазах твоих бушует пламя ада,
Ты вспоминаешь, как всё это было,
Когда ты тихо умолял: " Не надо" ?

В Ночь Дьявола какие-то ублюдки разрушили всю жизнь твою внезапно,
Смотря на окровавленные руки, ты думаешь: " Ну, почему так страшно?"


И видишь ту, кого любил так долго...
О! Лучше бы ты этого не видел:
Избитая, изрезанная в клочья,
За что её так сильно Бог обидел?

Ты был так слаб...
Ты пал почти без боя...
Они ушли, оставив море крови,
Но ты вернулся...
Настоящий воин!

В тебе теперь нет страха,
Как и боли...
Она лишь в сердце...
А с тобою- Ворон.

И ты пришёл...
За каждым из ублюдков,
Сгноив их души в огненной геенне.
Алел рассвет, и наступало утро,
А ты играл на кладбище для Шелли.

Отомщены. И снова вместе.
Счастье,
вы заслужили в этой жизни новой,
Дождь перестал...
Закончилось ненастье,
Лишь на кресте сидит бродяга- Ворон.

00:21 

22:18

Мой Эдем пахнет дымом ментоловых сигарет, И звучит J-Rock-ом в стареньком телефоне.
вот выложила роман, как обещала, сорьте за опечатки

00:04 

01:10 Сhapter 14

Мой Эдем пахнет дымом ментоловых сигарет, И звучит J-Rock-ом в стареньком телефоне.
Глава 14.

Знакомьтесь, Сессилия Триш!

Это был самый роскошный особняк в Белфасте, на улице Чёрной Орхидеи.
В нём было 15 комнат, одна галлерея, один бальный зал, целых 5 балконов, роскошная ванная комната, гостиная, кабинет, обширная библиотека, столовая, великолепный сад, и, конечно же, семейный склеп.

Пришедшему сюда могла показаться, что он попал в дом какого-нибудь персидского шейха: повсюду мебель из красного и чёрного дерева, ковры на стенах, дорогой фарфор, большой камин, которым, однако, не пользовались, красивые скульптуры, картины Рафаэля, Сандро Ботичелли, Паоло Веронезе, Помпео Батони и Леонардо Да Винчи- всё это была лишь малая часть убранства, находившегося здесь. Антиквары дорого бы дали,чтоб увидеть эти шедевры, тогда как для самой хозяйки в них не было ничего особенного. Это была лишь дань уважения стилю: пресытившись духовным за 3500 лет своего существования, владелица особняка переключилась на вещи более материальные =, потонув в крови и разврате в буквальном смысле.

Был час до полуночи, и герцогиня лежала в ванной, полной свежей крови, вдыхая дым кальяна. Сессилия всегда любила всё экстравагантное и необычное, другое дело, что отец никогда не одобрял этого.

Отец...
Вампирша вспомнила о нём и презрительно усмехнулась.
Ричард Кристофер Триш был полным ничтожеством. Предатель! Он отказалася от неё, от собственной дочери, как только узнал, кто она.

Всё началось со смерти её матери: просто Виктория Триш в один прекрасный день пропала, а неделю спустя слуги герцога нашли её расчленённое тело с отрезанной головой и осиновым колом в сердце. Тогда же Сесс узнала, что Ричард Кристофер - её отчим: забавно, но её мать- потоомственная вампирша, влюбилась в бедолагу герцога, и, по своей наивности, не смогла убить его. Они познакомиились, когда Сессилии было всего 3 месяца.

Герцог любил свою жену и никогда не спрашивал об отце малышки, в то время как мать в тайне вскармливала дочку кровью.

Викторию превратили в вампира через две недели после рождения дочери. Познакомившись с герцогом Виктория тактично об этом умолчала и старалась вести себя как обычно, чтобы Ричард ничего не заподозрил. Герцог, конечно, заметил, что жена подолгу исчезает ночами но Вики любила театр и Крис, которого больше интересовала наука, списывал всё на театр.

Единственное, чего богатая леди не смогла снести- это мысль о том, что её дочь смертна. Представив, что Сесс состарится и умрёт новообращённая вампирша ужаснулась, поэтому она обратила свою дочь.
Малышка всё время была в пелёнках, поэтому ранки на шее удавалось скрывать до тех пор, пока они окончательно не затянулись.

Через 2 недели после смерти матери вампирическая сушность Сессилии обнаружилась. Герцог застал любимую дочь над телом садовника, который якобы был виновен в том, что погибли все высаженные нарциссы.
Увидев на губах девушки кровь, герцог пришёл в ужас:

- Ты...- он захлёбывался слюной - ты чудовище, как и твоя мать! Она хотя бы сдерживала себя, а ты....!

- А что я?- наивно спросила гарпия с окровавленными губами, подходя к отцу:

- Ты ведь любишь меня и такой, правда, папа?- улыбнулась она

- Люблю тебя? - теперь настала очередь герцога усмехаться, - Я любил свою дочь, а не того монстра, в которого ты превратилась!

- Монстра?- девушка расхохоталась, - Позволь удивить тебя, папочка, я всегда была такой.

В ту же секунду красотка выпила его.

Воспоминания об убийстве отца вызывали прятные ощущения, а дым кальяна одурманивал. На сегодня у герцогини было достаточно крови, так что она могла не ходить на охоту.
Купаясь в крови, Сессилия не прос то омолаживалась, она испытывала какой-то поистине чувственнный экстаз, экстаз, который так бесцеремонно прервали - кто-то стучался в дверь.

Сесс нехотя встала и надела шёлковый персидский халат.

- Не помню, чтобы ждала гостей- сказала она, раздражённо открывая дверь.

- Игра окончена, Сессилия - произнесла черноволосая незнакомка.

- Так, так, так...- медленно произнесла герцогиня, - ты, наверное, малютка Эвелин... У Хозяина неплохой вкус.

- Я Эвелин Адамс и я пришла уничтожить тебя.

- Боюсь, не выйдет,- сказала вампирша, выбивая из рук девушки мушкет.

- Если тронешь её, я убью тебя, Богом клянусь!- крикнул Сэм.

- Шшш!- кровососска погрозила пальцем.- Не поминай всуе.

В ту же секунду парень отлетел в другой угол комнаты.- Не суй свой нос куда не просят.

- А тебе не мешало бы действовать, а не говорить,- сказала Эвелин, с силлой метнув серебряный кол.

- Ты заплатишь за это... Вы оба...- прохрипела вампирша.

Эв улыбнулась:

- Esperito Santi, Amen,- произнесла она, творя крестное знамение.

Через миг от Сессилии Триш остался лишь прах, который борцы со злом тут же развеяли на улице.

- И часто ты так развлекаешься? - спросил Сэмюэл.

- Каждый день,- смеясь ответила истребительница вампиров.

- Куда теперь?

- На нашу свадьбу,- улыбнулась красавица.

Через год молодые искоренители зла уже воспитывали дочь Стеллу, которую Эв назвала в честь матери Вейдарна.
Они мечтали навсегда отказаться от такой рискованной работы, но когда девочке исполнился год, месть неупокоенных не заставила себя ждать.

00:02 

01:07 пр-е

Мой Эдем пахнет дымом ментоловых сигарет, И звучит J-Rock-ом в стареньком телефоне.
- И где он находится?
- Белфаст, Северная Ирландия.

- Отлично! И это всё, что ты знаешь? Милая, ты хоть представляешь, сколько особняков в Белфасте?

- Расслабься, у меня есть точный адрес. Я никогда не езжу наобум. И кстати, твоё предложение ещё в силе?

- Какое именно? Про театр?

- Про две недели назад,- улыбнулась девушка, и видя, что Сэм молчит, добавила:

- Молчание- знак согласия, да? Что ж, я согласна.- она поцеловала парня.

- Ты... правда? - от радости сэм позабыл все слова.

- Ага, вот разберусь с этой герцогиней и можем хоть сразу жениться.

- Я поеду с тобой. Вместе с ней разберёмся.

- Сэм, пожалуйста, я не хочу чтобы опять всё...

- Слушай, я понимаю, о чём ты думаешь, мы не повоторим судьбу твоих родителей, обещаю тебе.

- Ладно, но обещай мне, что будешь меня слушать,- строго сказала Эвелин.

- Как скажешь, принцесса,- ответил Сэм.

Через три дня они уже направлялись в Белфаст.

00:00 

01:02 Chapter 13

Мой Эдем пахнет дымом ментоловых сигарет, И звучит J-Rock-ом в стареньком телефоне.
Глава 13

Письмо.

В тот день Эвелин возвращалась домой из библиотеки, в которую зачастила последнее время.

Книги помогали девушке отвлечься от грустных мыслей. Конечно, вам это покажется странным, ведь у Лин дома была большая библиотека, собранная ещё её дедом, но там она не могла сосредоточиться и часто задумывалась о прошлом в спокойной домашней обстановке, тогда как в библиотеке её держало в напряжении то, что она не может сидеть здесь до ночи, так как старому смотрителю тоже нужен отдых и он просто не в состоянии дневать и ночевать на месте своей работы.
Поэтому Лин уходила раньше, чтобы не доставлять людям лишних хлопот, тем более что так получалось, что она всегда уходила одной из последних.

Так вот в тот день Эв преспокойно шла домой через сад, благоухающий ароматом роз, тюльпанов и сирени, не замечая окружающей её красоты, так как была очень погружена в себя, когда внезапно её нагнал Сэм.

- Эвелин!

- А это ты,- удручённо ответила девушка, с трудом покидая тихую гавань своих мыслей.

- Почтальон дал мне это пару часов назад у твоего дома.

- Ты приходил ко мне? Зачем?

- Хотел побольше узнать о вампирах. Ты так мало рассказываешь мне.

- По-твоему это забавно? Это ведь не игрушки, Сэм.

- Я потом помчал в библиотеку, но тебя там не оказалось,- перебил её собеседник.

- Зачем?- Эв вошла в дом и жестом пригласила Сэма войти. Сменив уличную обувь на более домашнюю, девушка зашагала вверх по лестнице в кабинет, парень прошёл за ней и закрыл дверь.

- То есть как зачем? Ты что не слушаешь? Письмо тебе, почтальон передал мне, чтобы я тебе передал, уловила?

- Ах, да!- воскликнула красавица, будто очнувшись от сна.- И что там?

- Где?

- В письме.

- Я не знаю, я ведь не читал.

- Совсем-совсем?- прищурилась Эвелин.

- Не имею привычки читать чужие письма,- обиженно буркнул Сэм.

- Ну, ладно, не обижайся. Просто...а вдруг там про вампиров? Ты ведь так хочешь узнать о них или я ошибаюсь?

- Проще будет спросить о них у тебя.

- Почему это?

- Твои знания явно выходят за рамки вдвое сложенного листа бумаги.

- А ты хитрый малый, Сэм!- рассмеялась Эвелин.

- Так ты откроешь или так и будешь тянуть? Не хочешь распечатывать при мне, я не настаиваю, захочешь- расскажешь, что в нём, а нет, так нет.

- Слушай, мы уже 5 месяцев вместе, если бы я не доверяла тебе, я бы близко тебя к себе не подпустила.

- Вот именно! Мы вместе 5 месяцев, а сколько времени мы проводим вдвоём, Эв? Я не могу даже купить билеты в театр, потому что не знаю чего ждать от тебя. Ты целыми днями просиживаешь в библиотеке, пытаясь выяснить чёрте что! А две недели назад я сказал тебе, что хотел бы провесмти с тобой остаток жизни, а ты так и не ответила! Тебе что каждый день предлагают руку и сердце?

- Нет.

- Ну, так в чём же дело? Ты всё ещё не можешь забыть этого вампира, как его...

- Вейдарн. Его звали Вейдарн,- тихо ответила девушка.

- Вот-вот, Вейдарн. Почему ты так его защищаешь? Я не понимаю тебя, Эвелин: то ты одержима желанием убить всех вурдалаков, то защищаешь этого парня. Почему ты так ему сочувствуешь?

- У нас много общего.

- Что? Ну, что у вас может общего быть? Он убийца, он пьёт кровь других людей! Что общего у тебя может быть с ним?!

- Он не хотел быть вампиром.

- Ну, да! Это он так сказал?

- Его насильно посвятили, он стал вампиром в восемь лет.

- И ты веришь этому?

- Да, верю.

- Почему?

- Его родителей убили у него на глазах, с тех пор им движет лишь жажда мести, вернее, двигала, пока Дракула не уничтожил его на моих глазах.

- Откудап ты знаешь, что он не хотел быть вампиром?

- Потому что он погиб спасая меня!- горячо воскликнула Эвелин, а потом тихо спросила:

- Сколько лет прожили твои родители?

- Это очень сложный вопрос...-задумался парень.

- Это простой вопрос, Сэм, ты можешь ответить?

- Ну... мама умерла когда я был ребёнком, я почти не помню её. Про отца я не знаю, он отправил меня учиться, потом я путешествовал, когда мне написали, что отец болен, я тут же поехал домой, но не застал его. Мне сказали ему было под 80.

- Ладно, неважно. Одним словом, твой отецхотя бы дожил до старости, мой умер в 36, а мама не дожила 5 дней до своего 30-летия.

- Мне очень жаль, правда.- Сэм обнял Эвелин за плечи и прижал к себе. В глазах девушки ст ояли слёзы:

- Я... я столько времени потратила, роясь в старых рукописях и планировках особняков, чтобы найти если не убежище Дракулы, то хотя бы логова его свиты, а ты упрекаешь меня за то, что я весь день сижу в архивах, упрекаешь за то, что я делаю! - она всхлипнула.- Каждый день моего промедления стоит жизни кому-то, Сэм! Или ты думаешь, я родилась для того, чтобы всю жизнь этим заниматься?

- Прости меня, я не хотел...- сэм виновато опустил голову.

- Сэм,- Эв взяла его за руку,- Послушай, я очень люблю тебя, но если ты меня не понимаешь, нам лучше расстаться сейчас, пока ещё мы не привыкли друг к другу настолько, чтобы потом было больно вырывать все чувства с корнем.

- Ты так и не открыла конверт, - напомнил парень.

- Ты считал, у меня есть от тебя секреты, будет лучше если это сделаешь ты.

- Спасибо, что доверяешь мне.

- Разве доверие не основа любви?- улыбнулась девушка и добавила:
- Открывай.

Сэм развернул письмо и быстро пробежался по нему взглядом:

- Эв, по-моему это то, что ты искала.

Девушка заглянуда ему через плечо:

- Это моя подруга Вайолетт, я знаю её с детства. Она пишет. Что она и ещё парочка истребителей нашли особняк герцогини Сессилии Триш, одной из тех, кто входит в свиту графа, она может там не одна обитать. Я еду туда.

23:59 

01:01 Chapter 12

Мой Эдем пахнет дымом ментоловых сигарет, И звучит J-Rock-ом в стареньком телефоне.
Глава 12.

Знакомство с Эвелин.

Сэмюэл познакомился с Лин в городской библиотеке, когда девушка пришла туда однажды в полдень.

- Изучаете трансильванские легенды? - спросил юноша, увидев книгу на румынском.

- Что вы имеете в виду?

- Вампиров.

- Нет, что вы! Изучают обычно неизведанное, а я не вижу смысла изучать то, с чем уже сталкивалась, - серьёзно ответила Эвелин.

- С вампирами? Что за бред?! Это сказки!

- Вовсе нет. И потом, откуда вы знаете, вы ведь не видели их?

- А вы видели?

- Да.

- Послушайте, не знаю, как вас...

- Эвелин.

- Послушайте, Эвелин.

- Послушай.

- Хорошо, послушай. Я...

- Кстати, как вас...- в свою очередь, чуть улыбнувшись одними губами, спросила Эвелин.

- Сэмюэл, хотя, нет, просто Сэм.

- Очень приятно.

- Мне тоже.- Они пожали друг другу руки.

- Послушай, Эвелин, а ты... ты близко их видела?

- Кого их?

- Упырей.

- Как тебя сейчас.

- Ну, надо же! Ты столько пережила! С ума сойти можно! Они же все бессердечные твари!

- Неправда! - горячо воскликнула красавица.

- Откуда ты знаешь? И вообще, почему ты так рьяно их защищаешь? Они ничего не чувствуют, не ценят, ими движет один инстинкт - как бы побыстрее разжиться кровушкой.

- Нет! Есть среди них и хорошие,- ответила Лин, вспомнив о Вейдарне.

- Правда? Так покажи мне хоть одного такого, - заспорил Сэм.

- Не могу, он умер.

- Ну, конечно! От сердечного приступа, когда ты вбила кол в его сердце?

- Прекрати, хватит! Что ты знаешь об этом?! Ничего! А я любила его! Да, я любила!- заметив, как парень недоверчиво вскинул брови, громче положенного воскликнула Эв, при этом смотритель библиотеки бросил на девушку укоризненный взгляд.
Она покраснела до корней волос, и сразу понизила голос.

- И я хотела быть с ним! А он... он изменился для меня, а я... я смотрела, как он погибает, и ничего не сделала. Я убежала, как трусиха, испугалась Дракулы, я...- в горле девушки встал комок невыплаканных слёз, которые, казалось, вот-вот хлынут наружу неудержимым потоком.

- Ну, прости, я не знал, что всё настолько серьёзно,- только и мог вымолвить Сэмюэл, ошеломлённый и обескураженный чрезмерной откровенностью его новой знакомой. - Я просто думал...ведь так должно быть...это...закономерно, что ли...

- Закономерно, что? Считать всех вампиров исчадиями ада? Да, согласна, они такие, но есть среди них неупокоённые, те, кто никогда не хотел ими становиться.

- Неупокоённые? Как это?


- Ты не поймёшь,- отмахнулась истребительница вампиров.

- Но я хочу понять! Объясни!

- Неупокоённые - те, у которых нет могилы, превращённые в вампиров не по своей воле.

- И, что, такие вампиры менее опасны?

- Нет, они опасны не больше остальных вампиров, а, возможно, даже и более, потому что одержимы злобой за то, что с ними сделали.

- Тогда они тоже заслуживают смерти! - с твёрдостью судьи отчеканил Сэм.

- Я и не надеялась, что ты поймёшь меня, - промолвила Эв, ставя книгу обратно на полку.

Выйдя из библиотеки, она пожелала, чтобы ей больше никогда не довелось говорить с этим грубоватым парнем, разбередившим её сочащиеся кровью душевные раны, но...

URL

23:58 

01:00 пр-е

Мой Эдем пахнет дымом ментоловых сигарет, И звучит J-Rock-ом в стареньком телефоне.
Как раз в то время для их семьи настали тяжёлые дни, так как король погряз в долгах и решил повысить налоги, и без того уже довольно высокие.
Роберт пытался сделать всё, чтобы спасти жену, но денег на лечение не было, и бедняжка умерла; тех жалких грошей, что оставались у Роберта, едва хватило на то, чтобы худо-бедно похоронить женщину, которая была для него смыслом этой жизни. Долго горевать было некогда, к тому же Роберт понимал, что поддаваться отчаянию нельзя, иначе он и его маленький сын тоже умрут от голода и отчаяния.

Поэтому отец Сэма продал собрание сказок жены, чтобы они с сыном смогли хоть как - то прожить какое-то время.
Когда деньги закончились, Роберт, стал обивать пороги самых различных музеев: от самых больших и значительных, до самых неприметных и маленьких..
Но ему везде говорили, что работников хватает, и отец Сэма уходил ни с чем.

Отчаявшись найти работу по своей специальности учёного, Роберт пошёл просить, что его приняли в придорожный трактир «Кентавр», где он надеялся получить хоть какое-то место.
Все считали, что это лучший трактир поблизости, однако, вопреки россказням, Роберт увидел над дверью грязную замасленную вывеску, изображающую полуконя, получеловека. Буквы, когда-то, видимо, ярко блестевшие позолотой, теперь, были едва различимы.

Роберт негромко постучался.

- Кого там чёрт несёт? - недружелюбно отозвался голос из-за двери.

- Я ... - мужчина помедлил...-я пришёл узнать, нет ли какой работы. Я... мне нечего есть, у меня маленький сын, пожалуйста...

Дверь открылась, и на пороге появился старик, с рыжевато-седыми волосами. Он был такой ветхий, что, казалось, вот-вот развалится; оставалось непонятным, как ему удавалось так быстро передвигаться.

- Чего тебе нужно?- медленно растягивая слова, словно боясь обжечься горячей похлёбкой, проговорил он, поглядывая на Роберта одним глазом.

- Я же вам сказал, у меня маленький сын, я ищу работу, мне нечем его кормить! Пожалуйста, вы должны помочь мне!

- Ладно, не ной. Входи, посмотрим, что можно сделать.

Старик распахнул дверь и пошёл вглубь трактира, хрипловато покрикивая:

- Анабель! Анабель, где ты шляешься, дешёвая французская крыса?! Этому парню нужна работа. Анабель!- повторил он ещё раз, почти посадив голос от своего непомерного ора.

Из-за стойки высунулась кудрявая чёрная голова, и, по-французски гнусавя, выговорила:

- Незачем так вопить, мсье Жак, я здесь.

- Никакой я тебе не мусье, - обиженно сказал хозяин трактира, видимо посчитав это слово оскорблением своей личности.- И не Жак я вовсе, а Яков. Я - ков! Ясно тебе, собака?

- Мне ясно - с расстановкой ответила Анабель, и спросила, глядя на отца Сэма:

- Кто это?

- Ему нужна работа.

- Ты же знаешь, Яков,- особенно гнусавя на последнем слове, сказала женщина,- у нас нет работы. Все рабочие руки заняты, так что пусть идёт туда, откуда пришёл.

- Он сказал, у него маленький сын.

- Ничего не знаю, это не моя забота, не я его мать. Посмотри на него: он одет по-городскому, неженка, небось, ничего и не умеет, кроме как серенады петь, а?

- Ясно,- ответил старик, и, ни с того ни с сего спросил:

- Кстати, как там твоя дочь Женевьева? Она здорова? Хорошо питается? Ей есть во что одеваться? Сколько ты платишь церковной школе, за то, чтоб она могла научиться читать и писать? Что если ты потеряешь работу? Чем тогда её кормить? Во что одевать? На какие деньги платить отцу Дамьену?

Анабель побледнела:

- Хорошо, хорошо, я беру его посудомойщиком - поспешно ответила женщина.- Но Жак...

- Яков.

- Какая разница, Яков!- гневно, и от этого сделав свой акцент ещё нестерпимо более смешным, воскликнула Анабель, и продолжила: - если он будет плохо работать, я тут же его выгоню его взашей.

- Конечно, конечно, выгонишь,- успокоил фурию старик. Решение за тобой выгонять или нет.

На том и порешили. Роберт стал работать в трактире.

Это было унизительно: человек, обладающий таким высоким умственным потенциалом как он, моет грязные чугунные котелки за рванью, которая мизинца его не стоит, человек, который единственный из своих бывших сокурсников, получил диплом за курс астрономии, написавший большую диссертацию, и двадцать лет, проработавший в королевской обсерватории!
Но, как ни прискорбно это было, приходилось терпеть.

И Роберт терпел. Два года. Потом он решил отдать восьмилетнего Сэмюэла в пансионат, чтобы сын получил образование, а он мог хоть как-то отдать долги, которых накопилось море, так как ему нечем было платить за дом.

Через десять лет Сэм вернулся домой с отличными оценками и хорошими рекомендательными письмами от учителей. Вернулся слишком поздно, потому что его больной отец доживал последние дни.

После смерти отца, Сэм собрал свои нехитрые пожитки в некое подобие того, что мы сегодня называем чемоданом, и отправился путешествовать по миру в поисках работы, так как не мог найти ни одной подходящей для него по той специальности, что он получил - он изучал культуру Востока.

Астрономия же, которая нравилась ему с детства, стала просто любимым занятием, помогавшим отвлечься от грустных мыслей.

Побывав в Японии, Персии, и в некоторых провинциях Китая, Сэм вернулся в Лондон, где и встретил Эвелин.

Но об этом в следующей главе.

23:55 

00:55 пр-е

Мой Эдем пахнет дымом ментоловых сигарет, И звучит J-Rock-ом в стареньком телефоне.
Сэму с детства нравилось смотреть на звёзды, так что он ещё тогда решил, что тоже будет исследовать их, как отец. Жаль, но жизнь распорядилась иначе! Однако я забегаю вперёд.

Мать Сэма, Глория была писательницей - она сочиняла сказки для детей, которые одно время были очень популярны. Глория умерла от чахотки, когда Сэму было девять, оставив после себя небольшое собрание сказок.

23:54 

00:48 Chapter 11

Мой Эдем пахнет дымом ментоловых сигарет, И звучит J-Rock-ом в стареньком телефоне.
Глава 11

Жизнь после Вейдарна.

Лин вышла на балкон своего дома в Лондоне на Shaftesbury Avenue. Дяди Гарибальда, того самого, что бил её в детстве по рукам, уже не было в живых: когда девушка вернулась, соседи сказали ей, что её дядя, поехал в Ирландию, через несколько лет после того, как бабушка Эвелин забрала внучку к себе, но не смог совладать там со своим буйным характером, за что и поплатился, с лёгкостью заполучив в сердце первоклассную сталь, острого как бритва, ирландского ножа, что означало, что теперь Эвелин Соммерс являлась единственной хозяйкой этого дома и могла жить в нем, сколько пожелает, коим правом девушка с огромной радостью воспользовалась. Прошло пять лет с тех пор, как она покинула Трансильванию.


С тех пор всё изменилось. Эвелин была одна, да, но она была свободна, свободна в своём одиночестве, в том смысле, что у неё не было родственников, от которых она могла бы зависеть.

Кроме того, было ещё одно новшество в её жизни, которое Лин очень полюбила: отсутствие страха. Да, она больше не боялась, страх ушёл, а вместе с ним и смысл жизни.

Как бы странно это ни звучало, но это было так. Только страх перед вампирами делал девушку сильнее: каждый раз сталкиваясь с ними, Эв боялась, но мысль о том, что бедным невежественным людям, не умеющим даже держать в руках оружие, намного страшнее, чем ей, заставляла девушку забыть о страхе и бросаться в самое пекло смерти, для того, чтобы спасти других.

Теперь, когда она была в безопасности, вампиры пугали Эвелин только в кошмарах, снившихся по ночам.
Если девушка когда-нибудь после отъезда в Лондон думала о них, то предметом её мыслей был только один вампир - Вейдарн. Он изменил жизнь Эвелин, произвёл на неё впечатление настолько сильное, что девушка ещё долгое время не могла о нём забыть.

Однако Лин помнила, что оставила Вейдарна в полубеспамятном состоянии, а потому считала, что он погиб той ночью в замке Дракулы.

Сначала девушка не хотела в это верить, надеялась, что Вейдарн жив и ждала, что он найдёт её в Лондоне, но год проходил за годом, и Лин поняла, что её надежда тщетна.
Понимая, что плакать, о прошлом больше нет сил, Эв решила, что должна найти новый смысл в жизни.

И она нашла. Таким смыслом для неё стал Сэм, работающий в королевской обсерватории в Гринвиче, расположенным в десяти милях от Лондона.

Отец Сэма, Роберт, тоже работал в этой обсерватории и часто брал с собой маленького сына.

23:52 

00:41 The second part of my novel

Мой Эдем пахнет дымом ментоловых сигарет, И звучит J-Rock-ом в стареньком телефоне.
Глава 10.

Отъезд Эвелин.

Выбежав из замка Дракулы, Эвелин широким шагом направилась домой.
Слёзы душили её: лицо Вейдарна стояло перед глазами; казалось, только вчера они были вместе, а сейчас его больше нет. Снова и снова в голове девушки прокручивались счастливые моменты их короткой своместной жизни: вот они вместе отмечаю именины Эвелин; вамппир изъявил желание помочь девушке приготовить глинтвейн, вооей-неволей пришлось научить его это делать.

Если бы всё зависело от желания Вейдарна, он помогла бы девушке во всём, однако, не всё из того, что делала Эвелин, могло пройти для Вейдарна бесследно: например, окуривание комнаты ладаном, что девушка намеренно делала в отстутсвие вампира.
Потом, когда запах за юдень вывтривался, он на юношу уже не действовал, и Вейдарн мог спокойно находиться в доме без каких- либо отрицательных для себя последствий.

Кроме разных бытовых моментов были и другие, по-своему романтичные, обладающи необъяснимой прелестью, как то: сидение у камина по вечерам, встреча рассвета на городской пристани( пока свет не такой яркий) или просто долгие ночные разговоры.

Теперь ничего этого не было: остались лишь воспоминания, поэтому Лин как можно скорее собрала свои вещи и быстреее ветра поскакала к пристани, чтобы успеть на корабль, отплывающий в Англию.

Всё это я узнал спустя несколько столетий, когда Эвелин уже не было в живых.
Но не будем забегать вперёд, мой благородный слушатель, иначе ты рискуешь запутаться в перепетиях трёх столетий, а потому, прости великодушно, если я на этом закончу.

Итак, Эвелин уехала из Румынии в Лондон, навстречу открывающейся ей новой жизни, в которой нет места Детям Тьмы.

Или, всё-таки, есть?

23:51 

00:38 Chapter 9

Мой Эдем пахнет дымом ментоловых сигарет, И звучит J-Rock-ом в стареньком телефоне.
Глава 9.

Спасение.

После того, как Алира улетела, я вернулся в дом Эвелин, и стал думать о предстоящем Празднестве, и о том, как спасти Эвелин.

Важнее всего было найти девушку до того, как граф превратит её в вампира, иначе все дальнейшие старания будут просто бессмысленны.
Что ж, беспрепятственный проход в замок мне гарантирован, что ещё?
Я пытался собраться с мыслями, но не мог: всё во мне клокотало. Нет, я не боялся графа, напротив, я желал встречи с ним, она разом положила бы конец всему, что меня с ним связало.
«Кровавый должник», говоришь? Превосходно! Что ж, сегодня я верну Тебе долг, сполна верну! Смотри только, как бы Ты мне не задолжал!

Вечером того же дня я направился прямиком в замок. У ворот как обычно стоял караульный дварг; он злобно посмотрел на меня:

- «Блудный сын» вернулся! Пришёл просить прощения? Боюсь, Хозяин не простит тебя...-он ухмыльнулся.

- Плевал я на Него с высокой колокольни. Я пришёл отдать долги.

- Он это учтёт, проходи,- дварг отступил в сторону.

- Будто мне нужно твоё разрешение!- презрительно фыркнул я.

Найти графа не составило труда. Из залы уже доносился гул голосов, перестукивание чаш, смех слетевшихся на Празднество нежити всякого рода.
Граф, увидев меня, двинулся навстречу, спрятав истинные намерения за маской праздной любезности:

- Вейдарн, какой сюрприз! Пришёл выразить мне своё почтение, а?
И добавил, обратившись к дваргу:
- Подать чашу дорогому гостю!

Я, с трудом сдерживаясь, ответил:

- Я пришёл не пить, а говорить о деле.

- Хмм, даже так?- он усмехнулся, язвительно скривив губы.

- Даже так,- резко ответил я.

- И какое же, у тебя ко мне дело?- ответил Дракула, наливая в чашу кровь.

- Помнится, я задолжал тебе.

- Что за вопрос? Могу и подождать.

- Это был не вопрос. Отпусти девушку,- сурово сказал я.

- Какую именно? У меня их много.

- Не прикидывайся, упырь, я с тобой не в игры играю.

- Слушай, я не обязан помнить каждую девушку. Их было так много в моей жизни - граф самодовольно улыбнулся.

- Ни одна из них тебя не любила - резонно заметил я.

- О чём ты? Они поклоняются мне!

- Из страха,- усмехнулся я.

- Напротив, они меня не боятся, им даже нравится танцевать со мной.
Граф громко воскликнул:

- Сегодня праздник и я хочу танцевать с моей невестой! Эвелин!- громко позвал он.

- Не смей произносить её имя, ты понял?

- А что будет?

- Увидишь.

В этот миг Эв вошла в залу. Она была одета в зелёное длинное платье с глубоким вырезом на спине, волосы, раньше ниспадавшие по плечам, теперь были убраны в высокую причёску. Она была очень красива, только немного бледнее обычного. В глазах у меня потемнело, я бросился навстречу девушке:

- Лин, как хорошо, что я нашёл тебя! Идём домой! - от избытка чувств я обнял её.
Истребительница вампиров холодно меня отстранила:

- Вы кто?

Граф ухмыльнулься:

- Похоже, твоя девушка не помнит тебя! Забавно! - он засмеялся. Свита засмеялась вместе с ним.

- Я не знаю, что она тут выпила, пока меня не было, и что ты с ней сделал, но я клянусь, что положу этому конец!

- Рискни, вдруг Фортуна тебе улыбнётся?

- В таком случае, ты попадёшь под её колесо.
После этого граф набросился на меня.
Я ждал нападения и ловко увернулся, влепив графу такую затрещину, что вампир отлетел в другой конец залы.

- Больно, но не смертельно - проговорил он поднявшись. В тот же миг, он распахнул крылья, и набросился на меня с новой силой. Я ответил ему тем же.

Мы долго бились и почти выбились из сил( видно, граф тоже устал, потому что он стал меня уговаривать):

- Вейдарн, ну перестань, подумай, из-за чего мы дерёмся? Ведь это всего лишь какая-то смертная девушка! Она ничего не значит для нас.

- Для тебя не значит,- поправил я.

- Вспомни, Вейдарн, мы ведь партнёры с тобой. Ну, кто дал тебе крылья, а?

- Меньше всего на свете я хотел, чтоб они у меня были. Ты дал мне их ценой жизни моих родителей. Пришло время вернуть долги, граф.

- Ради адского пламени, что могли дать тебе твои несчастные родители? Любовь? Нежность? Я дал тебе больше, я сделал тебя великим....

- Великим упырём, о чьей смерти днём и ночью молятся смертные!

- Брось не всё так плохо! Зато теперь ты можешь жить вечно! Подумай только: года проходят, а ты по-прежнему молод и красив, каково, а? Ты будешь жить не одну, а несколько жизней, несколько эпох!

- Я с одной жизнью не знаю, что делать, так на кой чёрт мне несколько?
- Ты многое узнаешь, Вейдарн, многое переживёшь...

- Переживу. Всех кого люблю, ты это хотел сказать?- горько усмехнулся я.

- Вампиры не знают, что такое любовь, у них нет сердца...

- Старая песня, её я уже слышал. И, тем не менее, мне любовь знакома.

- Откуда же ты знаешь о ней, Вейдарн?- граф противно осклабился.

- Вот перед кем, так только не перед тобой, я стану раскрывать свою душу!

- Бедняга, Вейдарн! Я не сказал тебе? Какая жалость! У тебя нет души- он засмеялся.

- Не слушай его, Вейдарн, душа есть у каждого!- горячо воскликнула до сих пор молчавшая Эвелин.- Помнишь, что я говорила тебе? Для меня ты всегда был человеком. ЧЕЛОВЕКОМ, ты понимаешь?

- Да, я понимаю тебя, спасибо, что верила в меня - ответил я.

- Как трогательно!- саркастично воскликнул Дракула.- Я сейчас заплачу!

- Не выйдет - ухмыльнулся я,- ты же сам говорил, у тебя нет души, значит, ты не можешь чувствовать. Бедолага, ты даже плакать не можешь!- я зло расхохотался.

Видимо, это было последней каплей: яркая вспышка в глазах - последнее, что я помню. Всё провалилось куда-то, кануло в Лету, ушло в небытие, я потерялся во времени, оно перестало существовать.

Помню, ещё сквозь туман я слышал голос Эвелин, видел её лицо в едва различимой серой дымке. Видимо, мне здорово досталось. Помню, как сказал Лин: - «спасибо, что верила в меня», что было дальше, не помню. Вроде я говорил ей «беги!», а она не слушала, не знаю.
Похоже, всё-таки, мне удалось её убедить, потому что девушка обняла меня и исчезла; граф тоже куда-то исчез: уж не знаю, погнался ли он за Эвелин, видимо, нет, потому что мне показалось, что я слышу его противный до зубного скрежета, голос.

Потом мне вдруг стало холодно, я почувствовал, что плыву куда-то, глаза стали закрываться сами собой, я потерял счёт времени и своё сознание.
Произнеся, « будь, что будет», я заснул летаргическим сном.

С Эвелин мы расстались навсегда.


Конец 1-й части.

23:50 

00:35 Chapter 8

Мой Эдем пахнет дымом ментоловых сигарет, И звучит J-Rock-ом в стареньком телефоне.
Глава 8.
3коротких слова.

После того, как я рассказал вам, что я ушёл из дома истребительницы вампиров, грубо оборвав её на полуслове, вы, должно быть, думаете, что я - бессердечная тварь?
Что ж, вы отчасти правы, отчасти, нет.

Я говорю « отчасти», потому что вы судите обо мне предвзято.
Да, у меня нет сердца в том смысле, в каком люди его понимают: оно остановилось в тот момент, когда Дракула смешал свою мёртвую кровь с моей живой кровью. С тех пор моё сердце не бьётся.

Я не помню ударов своего сердца, и нет никого, кто напомнил бы мне, как стучит моё сердце, потому что никто никогда не слышал его ударов.
Те, кто сталкивался со мной впервые, поначалу удивлялись, потом пугались, потом их охватывал такой ужас, что все эти несчастные начинали думать, уж не приснилось ли им всё это, ибо никто из них не верил в то, что сердце может долгое время оставаться в бездействии, т.е. не биться.
Должен сразу сообщить вам, что из тех избранных роком людей, что встречались мне, редко кто видел меня снова; я не ставил перед собой цели завести с ними дружбу, они были нужны лишь для пропитания, поэтому они не успевали ничему удивляться.
Но вернёмся к Эвелин, которую я так надолго оставил в полном одиночестве, в отмеченном лихом доме на улице Плача.

Мне было стыдно оттого, что я сделал, поэтому я убежал на улицу, совсем как тот наивный семнадцатилетний юноша (каким я был тогда), убежавший из замка Дракулы после того, как убил мальчика по имени Корбан.
Тогда ко мне подошла девушка по имени Эвелин.
Она помогла мне избавиться от чувства вины, оправдав мой ужасный поступок, приводя весьма разумный аргумент о ещё более страшных деяниях графа Дракулы. Затем эта добрая девушка великодушно поселила меня в её доме.

Сейчас я был совершенно один: я обидел её, и мне было очень стыдно, особенно после того, как моя новая знакомая так трогательно - нежно заботилась обо мне, уже зная, кто я.

И сейчас эта самая девушка сидела одна в пустом неосвещённом доме и плакала навзрыд от обиды и боли, а я вёл себя как последний трус: у меня даже не было смелости извиниться перед Эвелин за всё содеянное.

Положение усугубляло ещё и то, что близился День рождения Лин - ей вот-вот должно было исполниться 19 лет.

Это было хуже всего на свете: ведь я, как её близкий друг, должен был быть сейчас в лавке какого-нибудь ювелира или бакалейщика, выбирая подарок для любимой девушки, а я, мало того, что обидел её, так ещё и из дома улизнул.

Посмотрев на небо, я увидел первые отблески зари. Меня слегка мутило и клонило в сон.
С наступлением утра все вампиры отправлялись в свои могилы: (у меня не было могилы, ведь я стал вурдалаком не по своей воле), нужно было возвращаться домой к Эвелин.

Я всё оттягивал и оттягивал своё возвращение, думая, что девушка очень на меня злится (как потом оказалось, мои опасения были напрасны и возникли на пустом месте, т.к. Эв встретила меня с распростёртыми объятиями и заплаканными глазами).

Я бы, наверное, никогда не вернулся назад, т.к. боялся вновь причинить Эв боль, считая, что ей лучше держаться подальше от меня, как вдруг, я увидел Алиру - уже упомянутую выше невесту графа Дракулы.

Если бы она меня заметила, все наши планы с Эвелин полетели бы под откос, но вампирша, шелестя крыльями, пролетела мимо. По крайней мере, тогда я так думал.

Однако я допускал и самый опасный для нас с Лин вариант.
Я подумал: а что если Алира заметила меня и полетела рассказать обо всём графу?

С ужасом представив, что может случиться с Эвелин. Если я оказался прав, (о себе я в тот момент не думал), я быстрее ветра полетел на улицу Плача.
Едва успев приземлиться перед домом, я услышал звук отпирающихся дверных засовов: на пороге стояла Эвелин.
Красивое лицо девушки было мокро от слёз, а глаза выражали тревогу.

- Вейдарн, ты вернулся! - воскликнула Эв, делая шаг вперёд и протягивая руки, чтобы обнять меня.- Я так волновалась! Куда ты улетел? Я уже хотела идти искать тебя!

На мгновение девушка замолчала, пристально на меня глядя.

- Что?- спросил я, видя немой вопрос во взгляде Эвелин.

- То! - сказала истребительница вампиров, отвесив мне такую звонкую оплеуху, что я вынужден был схватиться за щеку, которая вмиг побагровела.

- Несносный мальчишка! Ещё раз так сделаешь, убью! Скажи спасибо, что легко отделался! В следующий раз я...

Она хотела ещё что-то сказать, но я перебил девушку словами:

-Эвелин, я видел Алиру.

- Алиру? Когда?

- Пару минут назад. Она летела по направлению к замку.

- О, Боже! Она тебя видела?

- Не думаю.

- Видела или нет? Вейдарн, это очень важно. Если она тебя заметила, нам конец.

- Я знаю.

- И?

- И я думаю, что...- я помедлил -...что Алире известно, где я.

Эв всплеснула руками, побелев от испуга. Не думаю, что истребительница вампиров боялась за себя, нет, скорее всего, она боялась, что я опять попаду в замок Дракулы, и всё станет как прежде. Поэтому Эвелин с тревогой на меня посмотрела:

- Ну, и что же нам делать?- спросила она, от волнения сжав мою холодную руку.

- Уезжать прямо сейчас.

- Сейчас? Но дороги размыты, лошади не пройдут по ним, Вейдарн! Надо подождать!

- Мы не можем ждать, Эвелин.

- Но как же мы...

- Мы не можем ждать!- воскликнул я, с силой ударяя на словах « не можем».

- Хорошо,- ответила Эв примиряюще, поехали.

Ох, не знал я, что в это время, вышеназванная Алира уже успела рассказать всё графу, который (в этом нет сомнения), искал меня всё это время.
Он без промедления бросился за нами в погоню.

Мы уже поехали большой участок леса и выехали на горную тропу: повозка наша была совсем близко к краю пропасти, чернеющей справа.

В это время, я заметил высоко в небе 4 чёрные точки, которые приближались к нам с быстротой шаровой молнии.
В одной из них, самой крупной, я без труда узнал Владислава Дракулу.

Я с какой-то поистине адской силой натягивал вожжи, так, что у коней изо рта потекла кровавая пена: видно было, что они долго не протянут.
Вампиры всё приближались.

Я ударил ещё раз: кони заржали, каким-то совсем не конским ржанием; теперь уже пена покрывала тело каждого из коней целиком: удила всех троих были в крови, а я всё нёсся вперёд, словно удирая от Люцифера, гнавшегося за мною по пятам.

Видимость была, чёрт ногу сломит. Граф догонял нас, лошади устали, и если бы не страх, который при виде Дракулы испытывали все живые существа, они бы давно уже остановились; приближался опасный поворот!

Я ударил кнутом ещё раз.
В этот миг наперерез нам бросился граф, широко распахнув в воздухе свои крылья.
Кони в испуге заржали: копыта их заскользили по зимней слякоти, повозку понесло в сторону обрыва; Эвелин испуганно вскрикнула.
В ту же секунду наше средство передвижения полетело вниз.

Я на лету выбрался с козел, пытаясь поймать Эвелин, со страшной скоростью летящую вниз вместе с повозкой, но граф опередил меня, унося девушку в свой ужасный замок.

Я был в отчаянии. Я вернулся в дом девушки на улицу Плача, которая наконец-то оправдала своё название: я плакал как ребёнок, в день смерти моих родителей.

Находиться в доме Эвелин, где каждая вещь, каждая мелочь о ней напоминала, было мучительнее всего.

« Если бы дьявол хотел наказать меня за что - то, он не смог бы придумать пытки страшнее»- подумал я тогда.

Сомнений не было: надо спасать Лин, но как это сделать? Как пробраться в замок незамеченным, когда Дракула так яростно меня ищет?

К счастью, во время подвернулась Алира.
Я говорю, « к счастью», потому что то, что она сказала, дало мне право прийти в замок без утайки.

Конечно, граф потом сотню раз проклял себя за недальновидность, но сейчас, Алира сказала то, что мне нужно было, чтобы она сказала, так что я был даже рад ей.

Я забыл сказать, что окна в комнате Эвелин были открыты, несмотря на то, что было довольно холодно.
Видимо, девушка проветривала помещение и забыла закрыть их, когда я так внезапно вернулся.

Так вот, Алира влетела в комнату и медленно проговорила:

- Хозяин очень зол на тебя, Вейдарн, очень зол. Но...- она помолчала...- Он готов простить тебя. Он простит тебя, когда ты вернёшься в замок.

- Ну, да! Так я и поверил! - саркастично воскликнул я.

- Правда, Он уже наказал тебя, Вейдарн, 2 раза Он не наказывает.
Похищение твоей знакомой - это наказание за твой побег. Ты ведь не собирался бежать вместе с девушкой, так?- вампирша прищурилась.

- Нет. Случайно наткнулся,- не долго думая, соврал я.

-Ясно. Так знай, Вейдарн: наказаний больше не будет.

- А что будет?

- Празднество. День всех дней: день, когда Хозяин стал Хозяином. Его день.
Там, в замке, во время Празднества, Он сделает девчонку своей невестой. Ты ведь не огорчишь Хозяина отказом? Ты придёшь на его свадьбу, правда?
Не беспокойся, Вейдарн, Он будет хорошо с ней обращаться, также как со мной,- невеста расхохоталась.

- Так ты придёшь?- повторила она, видя, что я до сих пор стою в молчании.

Я живо смекнул, в чём моя выгода и решил, что приду, во что бы то ни стало.

Понимая, что это единственный способ спасти Эвелин, я ответил:

- Хорошо. Передай Хозяину, я навещу его. Алира.

- Я знала, что ты это скажешь, - губы вампирши скривились в усмешке. Затем она исчезла также быстро, как и появилась.

Алира улетела, а для меня всё происходящее слилось в три коротких слова: побег, похищение, Празднество.

23:49 

00:33 Chapter 7

Мой Эдем пахнет дымом ментоловых сигарет, И звучит J-Rock-ом в стареньком телефоне.
Глава 7.
Зов крови.

Итак, как я уже говорил, мы с Эвелин строили планы, как добраться до Лондона и, самое главное, как сделать так, чтобы граф ни о чём не узнал.

В транспортных средствах я разбирался хуже, чем девушка: у меня были мои крылья и транспорт, как таковой, мне был просто не нужен.

Эвелин сказала, что для того, чтобы пересечь Карпаты, нужна повозка с крепкими колёсами, которые выдержали бы передвижение по крутым каменистым склонам, ведь в Карпатах дорога иногда проходит почти рядом с обрывами.
Поэтому право выбирать средство передвижения я предоставил истребительнице вампиров.
Всё время пока мы готовили побег, я жил у Эвелин в её уютном маленьком домике на улице Плача.

Мне странно говорить это, потому что я вампир, но всё это время я был счастлив: я уже почти месяц обходился без крови, разумеется, я говорю о крови человека, потому что Эвелин заколола для меня трёх свиней, которых купила на ярмарке, и я, что называется, « разнообразил меню», насколько это вообще можно обо мне сказать, так как я не человек вовсе.

Так вот: я не пил человеческой крови, мне не нужно было убивать, чтобы лишний раз сожалеть об этом (тогда я ещё мог испытывать к людям некоторые свойственные им чувства), такие как жалость, сострадание, искренность.

Я предупреждал людей о том, что могу на них наброситься, если во мне внезапно «просыпался» зов крови, и тогда они убегали прочь.
Сейчас этого уже нет, как нет и той, ради которой я так сильно изменился, впрочем, я забегаю вперёд.

Но самой главной, на мой взгляд, третьей причиной моего счастья было то, что я жил в доме вместе с любимой девушкой.
Я говорю « с любимой», потому что именно тогда, в этот, как потом оказалось, месяц, понял, как сильно я привязался к Эвелин.

Вначале я всё списывал на то, что я вампир и, что меня тянет к девушке просто, потому что я голоден.
Если бы всё было только в этом!

Не думаю, что Лин не замечала тех полных странной смеси боли и нежности взглядов, которые я иногда на неё бросал.
Чувство было такое, будто тебе на шею повесили огромный камень и сбросили в воду: ты пытаешься выбраться, веря, что никакой камень не сможет лишить тебя желания жить; ты говоришь себе: « это всего лишь камень, я сниму его, и всё станет, как прежде». Но нет, не тут - то было! Как только ты трогаешь его руками, пытаясь снять, он как будто становится тяжелее, давит на сердце, не отпускает тебя.
Сначала ты сопротивляешься, злишься на свою слабость, потом тебе надоедают попытки что - либо предпринимать, наконец, в твоей голове возникает вдруг страстное желание всё бросить и отдаться смерти, которая уже раскрыла тебе навстречу свои сладостные и холодные объятия.

Именно такое чувство возникало у меня всякий раз, когда я смотрел на девушку.
Если бы моё сердце билось, оно ушло бы в пятки, но сердце застыло, как тот самый камень: тяжёлое и холодное.

Сначала Эвелин спрашивала, что со мной происходит.
После нескольких моих отмалчиваний, она решила, что я болен и стала за мной ухаживать, пытаясь излечить ей самой придуманную болезнь.

Бедняжка, она забыла, что вампиры не болеют, или старалась забывать об этом, когда была со мной. Как бы там ни было, а Лин обращалась со мной, как с ребёнком, что, конечно же, было хуже смерти, ибо она не воспринимала меня всерьёз.

Мы как обычно сидели вместе вечером и обсуждали, что ещё осталась сделать для того, чтобы тайно уехать из Румынии.

Лин сказала, что нашла подходящую повозку у знакомого старика- садовника; оставалось выбрать день, потому что погода, как назло, не заладилась: небо заволокли пепельно-серые тучи, день и ночь шли ливни, падающие откуда- то сверху вместе с противными колючими снежинками (несмотря на то, что стоял октябрь, ветер приносил снег с хмурых Карпатских вершин), дороги размыло, ехать было невозможно: нам оставалось только сидеть и ждать.
И мы ждали: я и Эвелин. Как раз в эти дни со мной произошёл один неприятный случай.

Это случилось почти ночью, около полуночи.

С наступлением ночи мне всегда становилось плохо: открывалась моя вампирическая сущность: я голодал.

В полночь же, начинался такой ад, что я проклинал час, когда появился на свет.

Был канун Хэллоуина: мне подобные в это время пили кровь, и сейчас, во мне горела такая же жажда крови, как и у других нормальных вампиров.

Не в силах совладать с ней, я подошёл к Эвелин, сидящей в кресле возле стены.

- Что случилось, Вейдарн? Почему ты встал? Тебе нужно лежать в постели, ты болен!- сказала Лин, вставая с кресла.

Она всегда говорила « болен», даже если я был совершенно здоров: может, потому что она привыкла к моему и впрямь болезненному виду, а может, потому что ей нравилось нянчиться со мной, как с маленьким мальчиком. Я был счастлив и не возражал, ничем своё состояние не выказывая, вплоть до сегодняшней ночи.

Итак, я подошёл к Эвелин.
Я хотел сказать ей: « беги!», но язык не слушался меня: в этот момент я мысленно согласился с тем, кто сказал: « язык мой - враг мой»: из горла раздался лишь непонятный звук, похожий не то на стон, не то на рычание.

Эвелин повторила вопрос.
Я не ответил и подошёл ближе: девушка отступила к стене, прижавшись к ней спиной, и побледнев на мгновение. Я приближался к ней всё ближе.

Лин уже не задавала вопросов, а лишь стояла и смотрела на меня широко раскрытыми глазами. Я окинул девушку взглядом и не поверил себе: куда подевалась её воинственность?

Эв смотрела мне в глаза, затаив дыхание: наверное, я обладал какой-то магнетической силой; мой взгляд словно приковал её к месту, она не пыталась убежать.
Я сделал ещё шаг навстречу Эвелин: её веки были прикрыты, а губы приоткрылись, словно ожидая чего - то.

Но не на алые губы смотрел я, которые ( я не сомневался в этом), никто ещё не целовал.
Меня вдруг охватило страстное желание поцеловать девушку в шею: машинальным движением руки, я откинул чёрные, струящиеся по плечам волосы, и прикоснулся губами к шелковой коже Эвелин.
Сладостная дрожь пробежала по моему телу: я почувствовал движение горячей крови по жилам девушки.

Я уже хотел, было вонзить зубы в шею красавицы, спокойно стоящей передо мной, мысленно предвкушая, как ярко-алое тепло разольётся по моему телу, как вдруг, осознав, что я делаю, я с такой силой отшвырнул девушку от себя, что она буквально отлетела в соседний угол комнаты.

В ту же секунду истребительница вампиров пришла в себя:

- Вейдарн, что происходит? Почему ты стоишь посреди комнаты с искажённым от боли лицом? Я словно во сне была, ничего не помню.

- И не нужно. Не нужно помнить.

Наконец, к Лин полностью вернулся рассудок:

- Ты что, пытался выпить меня? Скажи правду, я не обижусь!

- О, конечно! Не поцелуешь меня по - дружески?- усмехнулся я, повернувшись спиной к девушке.

- Но... ты ведь не специально, правда же? - с сомнением спросила она, и, видя, что я не отвечаю, крикнула:

- Вейдарн!

Вместо ответа я повернулся к ней и сказал:

- Теперь ты знаешь, что такое зов крови.

После этих слов я вышел из комнаты, оставив Эвелин в полном одиночестве.

23:47 

00:33 Chapter 6

Мой Эдем пахнет дымом ментоловых сигарет, И звучит J-Rock-ом в стареньком телефоне.
Глава 6.
Предупреждение.

После такого эффектного ухода из замка, я первым делом полетел к Эвелин, чтобы предупредить девушку о грозящей ей опасности.

Когда я добрался до улицы Плача, то увидел, что в доме истребительницы вампиров не горит свет.

Я подумал, что Эвелин нет дома: подёргав дверь, и заметив, что она не заперта, я решил подождать мою знакомую у неё дома, как вдруг, услышал какие - то звуки в темноте.
Я пошёл на эти звуки, и увидел Эвелин, сидящую на полу, возле стены, спиной ко мне.
Девушка плакала. Я постоял минуты две в раздумье, понимая, что надо что - то сказать, но не знал, с чего начать.

Наконец, я подошёл к девушке и, опустившись перед ней на колени, положил руки на плечи Эвелин:

- Что случилось?- спросил я.
Эвелин молчала. Я повторил вопрос:

- Эвелин, скажи мне, что произошло?

Она повернулась ко мне. Мои глаза встретились с её заплаканными глазами.

- Грей сегодня погиб,- проговорила Лин в пустоту.

- Кто?- не понял я.
- Грей Коллинз, - ответила девушка. - Ах, да ты же не знаешь, кто это!

- И кто же?

- Грей Коллинз. Друг моего деда. И друг нашей семьи тоже. Он помогал нам, когда...- она помолчала - когда умер дедушка, и бабушка сошла с ума.- Она всхлипнула.- Дракула убил его сегодня ночью.

Грей был мне как дедушка: он любил меня, баловал, как родную внучку, покупал сладости на День рождения и Рождество.
Эвелин заплакала.- Не могу поверить, что его больше нет.

Сердце девушки не выдержало: она зарыдала в голос.

- Ну, тихо-тихо. Ш...- я обнял Лин за плечи:

- Хватит плакать, а то мы здесь утонем. Смотри, ты уже целое озеро наплакала. Ну, перестань, Эв.- ласково сказал я, вытирая слёзы на щеках девушки.

Лин слабо улыбнулась:

- Спасибо, Вейдарн, ты умеешь утешать. Кстати, а почему ты пришёл ко мне так поздно, ведь уже 11 вечера?

- Я...- я посмотрел на часы в гостиной: потемневшие от времени свинцовые стрелки показывали точно 11 вечера.

- Я пришёл сказать тебе: Дракула положил глаз на тебя.

- В смысле?

- В смысле, ты ему приглянулась.

- И он послал тебя за мной, чтобы ты привёл меня в его логово?

- Вообще - то - это замок.

- Мне нет разницы, как это называется, так ты за этим пришёл?

- Вообще-то, если говорить честно я...

- Да уж, будь так добр, Вейдарн, говори честно!- вспылила Эвелин, глаза которой метали огненные молнии.

- Я пришёл предупредить тебя об опасности.

- Какой опасности?

- Дракула собирается сделать тебя своей невестой. Он что - то говорил о «приглашении в замок» - я думаю, он намерен выкрасть тебя.

- Я скорее умру, чем буду служить ему!

- Я понимаю. Именно поэтому тебе нужно уехать.

- Уехать? Но куда?

- Подальше от Трансильвании, в Лондон, например.

- В Лондон?! Но меня там никто не ждёт, у меня нет там родных, кому я буду нужна там?

- Хочешь, я с тобой поеду?

- Ты? Со мной?

- Да, а что?

- Он уничтожит тебя, Вейдарн!

- Мне всё равно.

- А мне нет. Ты дорог мне.

- Почему?

- Потому что, - при этих словах Лин обняла меня,- у меня ещё никогда не было такого хорошего друга, как ты.

- Что ж, значит,- это ещё одна причина, по которой я должен ехать с тобой. Рядом с тобой должен быть друг, который будет защищать тебя.

Девушка с сомнением пожала плечами.

- Пойми, Эвелин,- я встряхнул её за плечи - от меня много пользы: я практически не сплю, если только днём пару часов, меня не нужно кормить и... и я отлично вижу в темноте.
Кроме того, меня не убить, если кто-то не вобьёт мне в сердце кол, разумеется.

- Но тебе нужна кровь! Человеческая кровь, Вейдарн!

- Не обязательно. Я могу пить кровь животных: свиней или крыс, например.

- Почему же вампиры пьют нашу кровь, если могут без неё обойтись?

- Раз, узнав вкус человеческой крови, ты уже не в силах остановиться. Это... это как опиум, понимаешь? Ты как будто слышишь зов и идёшь на него.

- Я слышала, вампиры чувствуют бег крови по жилам, а мою кровь ты чувствуешь?

- Да.

- Почему же ты не...

- Не что? Не выпью тебя?

- Да.

- Потому что...- я помедлил - я готов измениться ради тебя. Я откажусь от крови, только помоги мне больше не пить её.
Пожалуйста, Эвелин,- от волнения я вскочил на ноги, затем вторично опустился на колени.

- Вейдарн, что ты...- девушка осеклась, когда я поцеловал ей руку, и продолжила:- делаешь?

- Умоляю тебя, помоги мне. Я н больше быть вампиром! Я устал. Я хочу научиться обходиться без крови. Я не могу больше! Я никогда не хотел быть таким, как Он.
Пожалуйста, Лин, спаси меня!- мой голос сорвался на крик, я с такой силой сжал руки девушки, что костяшки её пальцев побелели. Должно быть, Эвелин было очень больно, но несмотря на это, она мне ничего не сказала, и рук моих из своих не выпустила.

- Вейдарн, Вейдарн, успокойся, ты что!- Эвелин перекрестила меня три раза, сказав:

- Свят, свят, свят.

Меня передёрнуло: в глазах потемнело, резко заболела голова, а руки и ноги пронзила такая дикая боль, что казалось, в моё тело вонзилось сразу не менее тысячи кинжалов; я начал кататься по полу.

Эвелин подбежала ко мне:

- Вейдарн, Вейдарн, прости, прости, я забыла. Я такая глупая.
Прости, скажи, где болит? Только не умирай, слышишь?!- девушка взяла меня за руки:- Боже, твои руки холодны, как лёд!

- Оно и понятно: ведь я вампир.

- Да, конечно, конечно, просто, всё это так странно: ты жив, а твои руки холодные.

Она поцеловала мои руки, пытаясь согреть их.

- Я не смогу Эвелин, я слишком слабый, у меня нет силы воли.

- Неправда. Она есть у каждого человека.

- Но я же не человек! - в отчаянии воскликнул я.

- Но ты когда-то был им. Пойми, Вейдарн, для меня неважно, кто ты: вампир или человек, главное - что у тебя вот здесь.- Лин приложила руку туда, где у обычного человека должно находиться сердце.- Вместе, мы сможем победить Дракулу.

- Ты не знаешь, о ком говоришь,- сдавленным голосом проговорил я.- Он - чудовище.

- Он убил моих родителей, он заслуживает смерти. В любом случае, иной участи он недостоин, жёстко сказала девушка.

- Он убьёт тебя.

- Мне всё равно. Ты мой друг и я тебя не брошу.

- Я такой же, как Он.

- Не говори так. Ты научил меня...

- Чему?

- Раньше я думала, что все вампиры - мстительные высокомерные кровососы, возомнившие, себя Бог знает кем и не заслуживающие иной участи, кроме смерти.
Встретившись с тобой,- Эвелин посмотрела мне в глаза,- я поняла, что не все они одинаковые. Ты умеешь сочувствовать другим, Вейдарн, ты понимаешь чужую боль, в твоих руках ключи к сердцу каждого человека.
Тебе было жаль меня и тех крестьян в деревне, помнишь? Разве это не доказательство твоей человечности?

- Я выпил юношу тогда, если ты не забыла.

- Но...

- Помнишь, я сказал тебе однажды, что придёт день, и я покаюсь тебе во всех своих грехах?

- Вейдарн, я не Папа Римский, да что там, я даже не священник, так что...

- Этот день настал, Эвелин. Я хочу рассказать тебе.
Я прошёл церемонию четыре года назад. Полагаю, что смысл её тебе объяснять не нужно, ведь ты почти всё знаешь о вампирах.

- Да, это - церемония посвящения, её проходят все « не мёртвые». А почему ты сказал, что я знаю « почти всё?»

- Вампиры- порождения дьявола, всё о нас знает только Он.
Я не уверен, что кровавый граф знает себя также хорошо, как Люцифер знает его.
Так вот, - продолжал я.- После церемонии мне приказали убить мальчика, и я убил.

- Но ты не хотел этого!

- Это меня не оправдывает. Я стоял и смотрел на него, я ничего о нём не знал, кроме его имени. Мне он не сделал ничего плохого. А я выпил его,- я угрюмо опустил голову, добавив:

- Помолись за него, Эвелин. Пусть душа ребёнка обретёт покой.

- Как его звали?

- Корбан.

- Корбан. Красивое имя. Мне всегда не по себе, когда умирают дети: так плохо становится и на душе пустота, будто это моего ребёнка убили. Я обязательно помолюсь за него и закажу молебен в церкви.

- Спасибо. Если бы я был человеком, я бы сделал это сам, но...

- Можешь не продолжать, Вейдарн, я всё понимаю. Я всё сделаю, как ты сказал.

- Мне до сих пор противно оттого, что сотворил такое.

- Ты не виноват, у тебя не было выбора!

- Он доверял мне, а я выпил его!

- Ты прекрасно знаешь, что сделал бы с ним граф, если бы ты отказался!

- Но ведь он мог бы жить!

- Вейдарн,- ласково сказала Лин, взяв меня за руку,- ты...

- Что я? Не виноват?! Мне противно оттого, что я сделал, Эв, я - чудовище.

- Не говори так,- девушка погладила меня по руке.

- Не трогай меня, мои руки в крови! Я убийца, ты не должна помогать мне, не должна быть со мной!

- Как бы там ни было, я буду с тобой, Вейдарн. Я никогда не оставлю тебя, слышишь?

- Хорошо, если ты так хочешь...

- Очень хочу!

- Только давай уедем.

- Уедем-уедем. Конечно, уедем.

- Куда?

- А куда скажешь!- Эвелин обняла меня.- Бедный, бедный, Вейдарн! Ты совсем запутался, заблудился в бесконечном лабиринте жизни и смерти, столкнувшись с необходимостью постоянно между чем - нибудь выбирать.
Но вместе мы справимся, обещаю тебе.

Итак, Эвелин не вняла мольбам и, проигнорировав моё предупреждение, стала помогать мне, несмотря на то, что я вампир.

Alternative & Gothic - Two Parts of Me

главная